Лекаремы
Такие дела
19.07.2017
Лекаремы
Паразиты мозга
19.07.2017
Показать все

Золотой век

Лекаремы
На экране телевизора взрывались снаряды, кричали люди, полыхал огонь.
Голос диктора скороговоркой перечислял количество убитых, раненых, сгоревших и отравленных.
Шла обычная сводка новостей.
— Бог ты мой, — удручённо произнёс Ярошевский. – У человека есть Земля, которая может прокормить всех. У человека есть технологии, которые уже 40 лет назад были способны донести его до Луны. Но где лунные города? Как и 400 000 лет назад, человек продолжает оставаться животным, зверски уничтожающим себе подобных.
— Ничего подобного, — возразил Немиров, раскуривая сигару. – Он стал таким относительно недавно.
— Понимаю, — кивнул Ярошевский. – Вы имеете в виду, что его испортила цивилизация.
— Его испортила идеология, — Немиров проследил за кольцом дыма. – Как только люди начали спорить, чей Бог лучше, начался геноцид. Как только люди начали спорить, чьи законы законней, они полезли со своим топором в чужой монастырь. Не за деньги, а за идею. Простой человек может убить за мешок золота или мешок картошки. Но ему никогда не придёт в голову устраивать Варфоломеевскую ночь или Бабий Яр, — если умники не подкинут соответствующую идейку.
— Идеи не подкидывают, они рождаются, — заметил Ярошевский.
— Они рождаются в головах у людей, у которых нет времени на работу, — Немиров помахал в воздухе сигарой. – Не так давно, они получили название интеллигентов или интеллектуалов. Интеллигент, это самая гнилая часть человеческого рода. Интеллектуал, — самая кровожадная. Интеллигентный интеллектуал, — это каннибал среди людей, кровавый подонок общества.
— А судьи кто? – Расхохотался Ярошевский. – Можно подумать, что вы мужик от сохи.
— «Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей», — посмотрев на свои ногти, процитировал Немиров. – Можно быть образованным комильфо и уметь ходить за сохой. Я умею. А кто-то открывает периодическую систему элементов, как Менделеев. Или пишет великие картины, как Леонардо да Винчи. Или спасает человеческие жизни, как Парацельс или Пирогов. Ни Пушкин, ни Шекспир, ни Дизель, не были интеллигентами. Они были творцами. А интеллигент не способен творить, у него нет мозгов. У него есть только язык, чтобы вонять и слизывать объедки с барского стола.
— У интеллектуала тоже нет мозгов? – Изумился Ярошевский.
— Есть, — кивнул Немиров. – И когда в них заводятся идеи, вы получаете Торквемаду, Кропоткина, Маркса или Альфреда Розенберга. А когда интеллигенту капают на плешь идеи интеллектуала, а в руки, — власть с барского плеча, вы получите Троцкого, Гитлера и Бенито Муссолини. Кровожадную интеллигентскую тварь, проклятие века.
— Да вы с ума сошли! – Возмутился Ярошевский. – Это Гитлеру вы вменяете интеллигентность?
— До того как стать Гитлером, — усмехнулся Немиров. – Он был книжным червём, студентом-самоучкой и неудачливым художником. Который никогда, нигде не работал, как и положено нормальному интеллигенту. А Бенито Муссолини был журналистом и оратором на политические темы. Никогда не бравшим в руки ничего тяжелее ложки и авторучки. Вам это никого не напоминает?
— Вы имеете в виду российских либералов, — поморщился Ярошевский.
— Как прошлых, так и нынешних, — согласился Немиров. – Помимо профессионального тунеядства их всех объединяет лютая ненависть к инакомыслящим. Пока они остаются на содержании семьи или спонсоров, то просто брызгают ядовитой слюной. Но обрастая бородой и властью, тут же начинают лить кровь. Борясь за свободу, их Борис устроил бойню в Москве. Угробив в Белом доме и вокруг него такое количество народу, которое до сих пор не могут подсчитать. Либералы уже подсчитали какие-то страшные миллионы жертв сталинских репрессий. А кто подсчитал жертвы их «шоковой терапии»? Плевать им было на «совков», которые умылись кровью в войнах и массами вымерли от голода и болезней. « Загонять народ в счастье штыками», — это по методу товарища Троцкого. Или я в чём-то не прав? Может, вы видите идейную разницу?
— Ну, вы даёте…, — ошеломлённо произнёс Ярошевский.
— Я? – Удивился Немиров. – То, что камрад Гитлер не смог сделать в 41-м, товарищ Ельцин сделал в 91-м. Советская власть уничтожена, Советский Союз разрушен до кучки враждующих удельных княжеств. Разве нет? По факту? Гитлер лично не зарезал ни одного еврея и вообще был вегетарианцем. А рафинированные интеллектуалы от экономики Гайдар и Чубайс лично никого не уморили голодом и не застрелили в Чечне или в Карабахе. Они всего лишь осуществляли идейное руководство. Но прах Гитлера развеяли по ветру, а Ельцину и Гайдару поставили памятники. Чубайс сам себе воздвиг нерукотворный, — всю нынешнюю Россию. Разве нет? По факту?
— Ну, допустим, — вздохнул Ярошевский. – Ваши радикальные умозаключения отвечают фактам. Что дальше? Идеи есть?
— Упаси Господь, — ухмыльнулся Немиров. – Только коррупция. Сверху донизу, как часть государственной машины. Если государственную машину не смазывать мздою, она превращается в мясорубку, смазанную кровью. Пусть деньги решают всё, — и будет вам счастье. Попытки регламентировать Мамону Немезидой ведут только к худшему. Потому, что там, где есть деньги, Немезида тоже берёт мзду. Поэтому, каждого, кто попытается накинуть на Золотого Тельца покровы идейности, — сразу к стенке. По справедливости.
— Ничего себе, — неуверенно рассмеялся Ярошевский. – А где же денег-то столько взять? Чтобы всем по справедливости?
— Работать, — твёрдо ответил Немиров. – Пахать, сеять, строить, торговать. Обманывать по-честному, без идей. Воевать по-честному, — за золото, землю и женщин. Тогда тем, кто шьёт идеи, не останется места в жизни.
— Тогда золото станет идеей, — развёл руками Ярошевский. – И что останется?
— Золотой век, — ответил Немиров.