Лекаремы
Жанна
14.07.2017
Лекаремы
Идущий в ночи
14.07.2017
Показать все

Жид

Лекаремы

— Вот, — сказал Немиров. – Один москвич написал мне письмо на 83 гигабайта. Я понятия не имею, что такое гигабайт, но крутить пришлось долго.
— Москвич, в смысле человек, живущий в Москве? – Уточнил Ярошевский.
— Да, — кивнул Немиров. – Именно в этом смысле, судя по адресу. Этот человек рассказал мне, какой я мерзавец. Я не люблю Украину. И не могу любить Россию, потому, что я не россиянин. Следовательно, я подонок и вероятней всего, — жид.
— Вы на самом деле жид? – Поинтересовался Ярошевский
— Если, в смысле, еврей, то нет, — ответил Немиров. – Если, в смысле, человек, не имеющий отечества, то да. Откуда мне его взять? Я родился в Советском Союзе, которого нет. Потом я жил в Украине, которой тоже уже нет. Теперь я живу в ДНР, которая, то ли есть, то ли её нет. Так, где моё отечество?
— Действительно, сложная ситуация, — вздохнул Ярошевский.
— Она не сложная, потому, что слогать не из чего, — сказал Немиров. – Я прост, как вилы, забытые в сарае, на заброшенном хуторе. Но мне непонятно, почему этот москвич говорит о себе «мы». Он говорит и пишет «мы вас содержим». То есть, и меня тоже. Я воспринимаю это, как личную претензию. Но я живу на деньги, которые заработал, украл, или получил от брата, живущего в Москве. Причём тут этот москвич, который пишет мне письма? В Донецке полно россиян и москвичей, которые живут здесь, как у себя дома. И правильно делают. Потому, что если бы они не жили здесь, как у себя дома, то у меня не было бы никакого дома вообще. В моём доме жили бы ребята из добробата «Азов», который сейчас торчит в Авдеевке, — в двух километрах от моего дома. Кто их в мой дом не пускает? Русские и не пускают. А кто мне давал хлеб в 14-м году, когда ни один магазин не работал, даже за деньги? А кто мне деньги под обстрелами привозил потом? Моя сестра, — россиянка из Москвы. Вот я и хотел бы спросить у того гражданина из Москвы, а каких русских он имеет ввиду, когда говорит «мы»?
— И что, спросили? – Поинтересовался Ярошевский.
— Подумал, и решил, что смысла нет, — ответил Немиров. – Что ему отвечать-то, пид…су?