Лекаремы
Жернова
10.07.2017
Лекаремы
Arbeit macht frei
14.07.2017
Показать все

Я

Лекаремы

— В ваших текстах слишком много Я, — ухмыльнулся Ярошевский, пролистывая какую-то книжку Немирова.

— Это потому, что я честен, — кивнул Немиров. – Какое я имею право говорить «мы»? Если я не знаю, даже что в голове у вас? Не говоря уже о народе или человечестве.

— Многие воспримут вашу честность, как заносчивость, — заметил Ярошевский.

— Заносчивость? – Удивлённо переспросил Немиров. – Заносчивость, это когда человек экстраполирует своё «я» на всех. А я могу быть ниже многих на много голов. Но, оставаясь на своём месте, не беру на себя наглость говорить «мы».

— Позиция «моя хата с краю», не работает в общем информационно-психологическом поле, — возразил Ярошевский. – Состоящем из слов.

— Она не работает, — согласился Немиров. – Поэтому, я имею право оставаться нагло довольным собой.

— Поясните парадокс, — с усмешкой, предложил Ярошевский.

— Просто всё, — вздохнул Немиров. – Нет ничего вне текста. Текстура реальности соткана из слов. Дать имена предметам, это значит вычленить предметы из пустоты. Создать их и соткать гобелен мира. Поэтому, любая реальность, — плоская. Под ней существует лишь поле энергии. Из которого можно создать любую реальность. Раньше эту энергию называли «эфир». Теперь существует теория «струн». Что переплетается с метафорой «гобелена». Язык метафоричен. В нём каждое слово имеет место способом переноса значения от предыдущего слова. И опирается на него, формируя новые смыслы. Поэтому, предметность, излагаемая словами, — изменчива и бесконечна. Мир, это метафора. Греческое слово «космос», означает предметность, сотканную из «косм», прядей шерсти. Реальность, — это космос, сопряжённый из хаоса. Творец, это паук, сопрягающий мир и самого себя в нём, — из самого себя. Не-Творец, это потребитель паутины. Как муха, которая путается в ней и служит пищей для паука. Поэтому, искусство сопряжения слов, — это страшная магия. Чёрная, как анти-космос, хаос за пределами звёзд.

— И вы практикуете такую магию? – Осторожно спросил Ярошевский.

— Я только учусь, — усмехнулся Немиров. – Когда я создам совершенный текст, заклинание, — вы это заметите.