Лекаремы
Тим
18.07.2017
Лекаремы
Человек из центра
18.07.2017
Показать все

Учитель

Лекаремы

Сгорбившись под дождём, Гершун шёл по улице. Поля шляпы обвисли, по стёклам очков стекали капли. Он не замечал. Под мышкой у него торчал зонт, — он забыл.
Всю жизнь Гершун проработал учителем русского языка и литературы в школе №2, в Донецке. Когда-то, это была лучшая школа в городе. Теперь она стояла пустой. Часть учеников родители вывезли в Россию. Часть выпускников ушла в ополчение. О некоторых из них давно уже ничего не было слышно.
Лучшая школа становилась всё хуже с самого 91-го года. Учителя и родители пытались противостоять напору самостийности. Но, безуспешно. Русский язык и литература скукожились до уровня иностранных. Детвора младших классов, уже полагала, что «Сказку о царе Салтане» написал какой-то инородец. Теперь они учили другую историю. Историю страны, в которой Гершун не родился и не жил. Иногда, он с грустью думал, что в Яффе, русская культура имела больше перспектив, чем в Донецке. В Яффе жил его двоюродный брат. Звал к себе. Но, какого дьявола?! Донецк был его родиной, а не Яффа. И Гершун приходил в пустой класс, вытирал пыль с парт, шёл по пустым улицам, стоял в очередях за гуманитаркой. Дома.
Не дойдя до своей «хрущовки», Гершун остановился. Долго смотрел в проулок. В конце проулка мокла под дождём палатка вербовщика. Гершун выдернул из-под мышки зонт, раскрыл его и решительным шагом направился к ней, — записываться в ополчение.