Лекаремы
Тим
18.07.2017
Лекаремы
Человек из центра
18.07.2017
Показать все

Убоище

Лекаремы

На экране телевизора, помеченный триколором канал, передавал изображение и звуки, исходящие от двух групп, изготовившихся к драке людей, яростно жестикулирующих конечностями, под насмешливым взглядом телеведущего в чёрном китайском френче.
Немиров переключил канал.
На экране телевизора, возник парень, в помеченном трезубцем кепи, яростно орущий в камеру, сжимая в руке автомат.
Немиров переключил канал.
На экране телевизора, возник парень, с георгиевской ленточкой на камуфляже, сжимающий в руке автомат и яростно орущий в камеру.
Немиров выключил телевизор.
— Знаете, в чём моя беда…, — тихо сказал Немиров.
— И в чём же? – Ярошевский удивлённо поднял взгляд от глянцевого журнала.
— Я люблю людей, — печально сказал Немиров. – Причём, — всех.
— Я этого не заметил, — неуверенно усмехнулся Ярошевский.
— А я научился скрывать, — невесело усмехнулся Немиров. – Если им показывать, то загрызут.
— Склонен с вами согласиться, — со вздохом, сообщил Ярошевский. – Судя по тому, что люди делают друг с другом. Но, почему они это делают?
— Они патриоты, — грустно сказал Немиров. – По обе стороны фронта.
— Вы имеете ввиду, конфликт на Донбассе? – Уточнил Ярошевский.
— Это не конфликт на Донбассе, — Немиров отрицательно покачал головой. – Это гражданская война на Украине. Они воюют за Родину. А Родина у них одна. Они рвут её на куски, пока рвут друг друга.
— Но, за этим должна стоять какая-то идея, — возразил Ярошевский.
— У них есть идея, — кивнул Немиров. – Им её подкинули, как собакам кость, два купца, после того, как загрызли третьего. Пара торгашей делят имущество, пока патриоты отрывают друг другу головы.
— Это выглядит как-то, мелковато, — с сомнением, заметил Ярошевский.
— Это личности мелковаты, — усмехнулся Немиров. – Один, — шоколадный заяц, второй, — солнцевский бандит. Ни один из них не тянет на олигарха, это просто зиц-председатели. Но, за каждым стоят мощные финансовые группировки. За одним, — акулы Уолл-стрита, за другим, — русские волки. А посередине болтаются разноленточные патриоты и весь украинский народ.
— Если это так, — Ярошевский выронил из рук журнал. – То это ужасно. И очень подло.
— А что теперь не ужасно и не подло? – Горько сказал Немиров. – Око ужаса открылось ещё в 91-м году. С тех пор из него только текут кровавые слёзы.