Лекаремы
Рамки приличия
19.07.2017
Лекаремы
Третья сторона улицы
19.07.2017
Показать все

Стремление к смерти

Лекаремы

Дмитрий Данилов, известный в узком кругу как Jack Daniels, гонял шары в биллиардной при клубе «Чикаго». Гонять шары и стрелять, два в одном, — единственное, что Джек умел делать хорошо. Когда-то у него ещё неплохо получалось на бас-гитаре. Но на СВД оказалось интересней.
В биллиардную вошли двое незнакомых бойцов. Определённо, не в адеквате. Джек мельком взглянул на них. Зрачки расширены, дыхание учащённое, движения порывистые. Амфетамин.
Оружие в городе носить запрещалось. Но под мешковатым камуфляжем короткие стволы у пацанов наверняка имелись. Как же пацану без ствола? Никак.
Джек закончил партию и отошёл с партнёром от стола, освобождая площадку новоприбывшим.
Новоприбывшие взялись за кии как за грабли. Шары полетели на пол. Раздался сдавленный мат сквозь зубы.
Со стороны за этим можно было наблюдать с ухмылкой. Но вот кий упёрся в стол, порвал сукно.
— Эй, эй! – К столу начал приближаться Гаврила, смотрящий за биллиардной. В сопровождении Вохи и Дениса. Воха и Денис были не то чтобы охранниками, они много чем занимались. Но и за порядком тоже присматривали.
На лицах новоприбывших бойцов появилось особое, бойцовское выражение и стало понятно, что будет дальше. Похоже, они за этим сюда и пришли.
— «Только бы без полиции», — подумал Джек, тихо отходя к двери.
Полиции в городе было две, условно-гражданская и военная. Военная отличалась от условно-гражданской только тем, что застенок у неё находился в другом месте.
Не дожидаясь приключений, Джек покинул горизонт событий. И пошёл по вечерней улице, куда глаза глядят. Домой идти не хотелось, там его никто не ждал. Пить алкоголь тоже не хотелось.
Зашёл в подворотню, чтобы отлить и проходя через следующий двор увидел девчонку лет 16-ти, рывшуюся в мусорном баке.
Джек подошёл к ней и сунул пару сотен, — На, перестань копаться в этом дерьме.
И двинулся себе дальше.
Но она догнала его и дёрнула за рукав, — Давай выпьем вместе!
Девчонка выглядела весёлой и не слишком грязной. Делать Джеку было нечего, при настроении довольно депрессивном. И он согласился.
— Я знаю куда пойти, у меня место есть, — сказала новая знакомая Джека, после того, как он купил флакон Danielsа, солёных орехов и пару бургеров для неё.
Джек печально усмехнулся, когда увидел «место». Это был кинотеатр «Красная Шапочка». Джек помнил его новеньким, с иголочки. Подростком он видел, как его строили. Теперь это была заброшенная руина с выбитыми окнами и дверьми, кладбище мультяшек и добрых детских кинофильмов.
— Это что, коньяк? – С любопытством спросила его новая подружка, рассматривая квадратный флакон виски.
— Это я сам, — с усмешкой ответил Джек, что было почти правдой.
— Меня зовут Ева, — сказала девчонка, после того как они сделали по длинному американскому глотку прямо из бутылки. – А тебя как?
— Наверное, Адам! – расхохотался Джек.
В обществе этой весёлой беспризорницы он впервые так смеялся, за последние года два. В последние года два, он ржал, он насмехался и ухмылялся. Но само присутствие Евы позволило ему смеяться, уже почти забытым, искренним смехом, за что он был ей благодарен, чего она, конечно, понять не могла.
После второго глотка, Ева достала из кармана джинсов дешёвенькую китайскую «выкидушку», — Хочешь, подарю?
— Спасибо, — вежливо ответил Джек. – Оставь себе, пригодится.
Ева разочарованно сунула «выкидушку» в карман, похоже, она считала её большой ценностью и хотела сделать своему новому другу достойный подарок. Потом не выдержала, достала ножик снова и начала щёлкать кнопкой, заворожено глядя на блестящий клинок.
— «Людей завораживает острая сталь», — думал Джек, глядя на неё. – «Ева смотрит на свой нож, Ева хочет его куда-нибудь воткнуть. В меня. В себя. Она не знает об этом, но ей хочется увидеть кровь».
— Осторожно, Ева, — сказал Джек. – Ты неправильно держишь нож. Если ты будешь держать палец на кнопке, то при ударе он сложится у тебя в руке. Держать надо ближе к хвосту.
— Так? – Ева перехватила рукоять.
— Так, — кивнул Джек. – Нож, Ева, это секретное оружие одного удара. Не показывай. Не размахивай. Достала – бей. Бей всегда снизу. Когда бьёшь, смотри в глаза. Ты поняла?
— Поняла, — Ева сложила и спрятала нож. – А пистолет у тебя есть?
— Есть, — ответил Джек.
— А покажи, — Ева широко раскрыла глаза.
Джек вынул из-за пазухи ТТ, выщелкнул магазин и дал пистолет ей в руки.
Это было зрелище.
Ева раскрыла рот. Она гладила ствол, рассматривала его, подбрасывала на ладонях и даже нюхала. Её зрачки расширились.
— « На самом деле, люди ищут двух вещей, секса и смерти», — думал Джек наблюдая за ней. – «Всё остальное, бантики и рюшечки. Когда здесь вспыхнуло, в Донецк набилось ищущих в количестве большем, чем украинская армия. Почему вспыхнуло? А никто не знает. Кровавые конфликты приходят, как торнадо. Две силы Эрос и Танатос вращаются вихрем, втягивают в себя тела и жизни».
— А можно я выстрелю? – Прерывающимся голосом спросила Ева.
Джек прикинул, не будет ли слышен выстрел снаружи, где ходили патрули. Он хорошо знал этот бывший кинотеатр, здесь было подвальное помещение.
— Пошли, — сказал он.
В подвале Джек достал карманный фонарик, который всегда имел при себе и прислонил к стене несколько досок. Потом показал Еве, как вставлять магазин и передёргивать затвор. Целиться ей было без надобности, просто навести ствол и всё. Она взяла пистолет обеими руками.
— Не так, — сказал Джек. – Ты удерживаешь рукоять в правой руке, как в кулаке. Левой рукой ты натягиваешь кулак. Так, чтобы правая рука стала как палка. Это чтобы ствол не дрожал. В этом смысл двойного удержания. А не в том, чтобы просто облапить рукоять.
Ева кивнула и начала стрелять . У неё неплохо получалось. Метров с 10-ти, пули попадали в доски, не в стену.
А Джек смотрел сзади на её джинсовую попу, запачканную чем-то белым, и размышлял, — «Прав был старик Фрейд. Эрос и Танатос правят миром. Когда я в первый раз стрелял в человека, я не думал, что мне это понравится. Время от времени, мне хочется выстрелить в себя. И когда я представляю себе это, то получаю удовольствие, как от секса. Когда я встретил эту грязненькую девчонку, у меня не было мыслей про секс. А теперь они есть».
Отстреляв магазин, Ева повернулась к Джеку с сияющим лицом. Джек показал ей, как снять пистолет со ствольной задержки.
— Где ты спать собираешься? – Спросил он.
— Ну, здесь, — ответила Ева.
— Давай пройдёмся, — предложил Джек.
Они вышли из руин кинотеатра и пошли по ночному городу.
— Куда мы идём? – Спросила Ева.
— Мы идём домой, — ответил Джек. – Тебе же надо где-то жить, принцесса.