Лекаремы
Слушай, братан
18.07.2017
Лекаремы
Тим и принцесса
18.07.2017
Показать все

Солдаты абсолюта

Лекаремы

— Йогурт, шоколад, колбаса, прокладки, — перечислял Немиров, глядя в экран телевизора. – Президент, голая жопа, пожар, трусы, опять шоколад…
— Вы что, бредите? – Озабоченно спросил Ярошевский, оторвавшись от глянцевого журнала.
— Обижаете креакла, — недовольно ответил Немиров. – Это содержание сознания современного человека.
— Такова жизнь, — вздохнул Ярошевский. – Народ хочет потреблять.
— Жизнь не такова, — ещё глубже вздохнул Немиров. – Употребив всё, двадцатилетний старик уже стоит одной ногой на территории зомби.
— А можно попроще, для народа? – Попросил Ярошевский.
— Да я сам плоть от плоти народа, — усмехнулся Немиров. – Крайняя. Поэтому, употребив все свои годы на пищу для размышления, выдаю вам результат. Закройте нос, откройте уши: жизнь не в том, чтобы желания удовлетворять. А в том, чтобы их иметь.
— Эпикур тоже был не дурак, — поджал губы Ярошевский. – А про жизнь полагал по другому.
— Он полагался на деньги папы, — заметил Немиров. – Предаваясь эпикурейству на Лесбосе. Апропо, работая, как одинокий вол, над развитием своей философии. А когда гедонизм проникает в массы, — масса начинает гнить.
— Рыба гниёт с головы, — слегка невпопад, сказал Ярошевский.
— Неправда, она гниёт с желудка, — ответил Немиров. – Про голову придумал тот, кто не умеет работать головой, не запачкал рук хотя бы рыбьей кровью и не видел глистов в желудке живой рыбы.
— Снимаю шляпу перед вашей бывалостью, — поморщился Ярошевский. – И что?
— Индустриальная революция, колониальный грабёж и welfare сделали гедонизм ширпотребным для почти любого европейца, — ответил Немиров. – И почти совершенно недоступным для большей части мира. Что породило геополитическую дипластию между желаемым и действительным. Война цивилизаций, это война пустого и полного желудка.
— Полный желудок победит, — уверенно сказал Ярошевский.
— Постоянная обжираловка ведёт к болезни, — ответил Немиров. – Больной не способен сопротивляться. Атилла побил Рим, потому что римляне заплыли жиром. Сегодня болезнь распространяется со спидообразной скоростью через СМИ. И отражается в них, — как диагноз. Посмотрите на эти дешёвые киношки, которые стоят миллионы. И направлены на инвалидизацию психики до стадии дефекта. Когда киногерой ломает мебель и швыряет компьютер в стенку, оттого, что девушка не позвонила, — это имитация поведения гебоидного шизофреника.
— Ну, и про динозавров есть, — задумчиво сказал Ярошевский.
— И про юмор есть, — кивнул Немиров. – Который через «пи-пи» после каждого слова индуцирует вторичное слабоумие. А реклама магазина «Ням-Ням», — это лепетная речь ребёнка до 1-го года. Вы не знали? Кстати, еда, как сверхидея, это признак шизоидного инфантилизма. И повод для ожирения. Чтобы его лечить.
— Хватит ставить мне диагнозы! – Артистично взорвался Ярошевский. – Я люблю порно! И онанирую при этом, — вам назло!
— Заметно, — усмехнулся Немиров. – Эксгибиционизм, вуайеризм и онанизм свойственны больным истерическим психозом.
— Довольно, — Ярошевский, с улыбкой, откинулся в кресле. – Вы всё слишком преувеличиваете.
— Да нет, — печально ответил Немиров. – Обжорство убивает тело. А бесстыдство, — дух. У тощей Азии в парандже и с выводком детей, больше шансов победить жирную Европу, — с голой жопой и усохшими гениталиями.