Лекаремы
Макровопросы
19.07.2017
Лекаремы
Россия, которую мы не потеряли
19.07.2017
Показать все

Слова

Лекаремы

— «Ах, злые языки страшнее пистолета!» — Произнёс Ярошевский, листая томик Грибоедова.
— Вашими бы устами, да мёд пить, — слегка невпопад, отозвался Немиров, занятый разливанием в рюмки орехового ликёра.
— В начале было слово! – Значительно подняв палец, Ярошевский бросил книжку на журнальный столик.
— Только не все его правильно поняли, — закончив дело и облизнувшись, заметил Немиров.
— Что вы имеете в виду? – Берясь за рюмку, поднял брови Ярошевский.
— Вот-вот! – Поднимая свою, усмехнулся Немиров. – Вы не понимаете, что я имею в виду. Неудивительно, что над толкованием Слова Божия люди толкутся уже 1000 лет. А как простому человеку понять фразу: «Наши прокладки сделают вашу жизнь эластичнее!»?
— Это что, из Святого Писания? – Сделав глоток и причмокнув, спросил Ярошевский.
— Это из телевизионной рекламы, — опрокинув рюмку, ответил Немиров. – Язык, который должен до Киева довести, заводит человека в … какие-то дебри.
— Базар фильтровать надо, — сообщил Ярошевский, довольно откинувшись в мягком кресле.
— Базар-то можно профильтровать, сохраняя чистоту языка и сам язык, — согласился Немиров. – Но уши, вы как профильтруете? Тут прокладкой не обойдёшься, затычку надо.
— Да не берите вы дурного в голову, — благожелательно посоветовал Ярошевский. – Информационный шум ничего не значит.
— Он значит, — возразил Немиров. – Вы можете не придавать значения угарному газу в воздухе, потому что вы его не чувствуете. А потом вы умрёте. И кто-нибудь скажет вам последнее слово, которого вы не услышите.
— Вы драматизируете, — отмахнулся Ярошевский.
— Я драматизирую? – Удивился Немиров. – Каждая сводка новостей, это психодрама. Проанализируйте смысловой ряд: солдат – убийца – ополченец – контрактник – военнослужащий – наёмник. Каждое слово имеет смысл, — «боец». То есть, человек, который убивает. Однако, от того, которое из них вы услышите, будет зависеть картинка. И образ самого «бойца» и вектор события.
— Сказать можно много чего, — недоверчиво хмыкнул Ярошевский. – Но то, что вы услышите, будет зависеть от картинки, которая у вас уже сложилась.
— Из чего? – Удивился Немиров. – Из чего вам складывать, если вы не участник события? Новости и рекламу делают одни и те же психолингвисты. Но женщина собственной шкурой чувствует, какая прокладка ей хороша, а какая плоха. А между вами и событием, — прокладка из СМИ. Вот что она пропустит, то вы и почувствуете. Желание. Страх. Ненависть. Патриотический подъём. Новостные агрегаты и реклама обращаются не к разуму. Они обращаются к эмоциям, минуя рациональное мышление. Это чистой воды чёрная магия, заклинание. Вы можете не понимать половины слов, но они действуют.
— На то и свобода слова, — развёл руками Ярошевский. – На то и конкуренция между средствами массовой информации. Переключитесь на другой канал.
— В том-то и дело, — усмехнулся Немиров, разливая ещё по рюмке. – Вы можете переключиться на другой канал. Но вы не можете выключить телевизор. Вы живёте в нём.