Лекаремы
Прохожий
18.07.2017
Лекаремы
Сватовство Воробьёва
18.07.2017
Показать все

Рыцарь и смерть

Лекаремы

— Люди вызывают у меня презрительный смех, — говорил мужчина в чёрном, стремительно расхаживая по залу.
От его движения колебалось пламя свечей. Острый месяц серпом висел в стрельчатом окне. Со стен смотрели надменные лица предков в золотых багетах.
— Сначала, они всласть грешат, — ухмыльнулся барон. — Затем, отравляют сладость греха горечью своего раскаяния. Каин не раскаялся. Поэтому, его вечные потомки владеют миром. А потомство Авеля служит кормом для них.
— Страдание может быть наслаждением, — девушка подняла на него тёмный взгляд.
— Может, — барон, на мгновенье, как от боли, оскалил зубы. – Потому, что страдание и наслаждение имеют одну и ту же причину, — в теле.
— Тело не вечно, — тихо сказала девушка.
— Дух тоже, — рыцарь схватил со стола человеческий череп на серебряной ноге и влил в него алую струю вина. – Эта скорлупа уже не чует, ни боли, ни наслаждения. Как никто из живущих не знает, ни Царствия Небесного, ни адских котлов.
— Есть Писание, — возразила девушка.
— Я тоже умею писать! – Расхохотался барон, обводя свободной рукой книжные полки. – Не хуже Моисея, но намного внятней.
— Бог наказует за гордыню, — сказала девушка.
— А за что Он наказал ангела тринадцати лет от роду?! – Рыцарь резко остановился перед ней, вино выплеснулось из чаши. – За что Он наказал тебя болезнью, которая изгрызает твоё тело? Ты что, была грешна уже в тринадцать лет? Ну?!
Девушка, молча, опустила голову.
— Тебя спас крест, который твоя мать повесила тебе на шею?! – Рыцарь залпом опрокинул в горло остатки вина. – Твой Спаситель не спас даже самого себя. А его Отец небесный допустил Сатану в Князи мира сего. Разве не так сказано в твоём Писании? Так к кому надо обращаться за справедливостью? К Князю этого, нашего мира или к отсутствующему Богу?
Упала тишина.
Прожужжала муха и села рыцарю на залысый лоб.
Он не стал её отгонять.
— Я согласна, — девушка посмотрела отцу в глаза.
— Тогда, пойдём, — отец подал ей руку.
Они вышли из зала, и пошли по сводчатому коридору, растворяясь в его тенях.