Лекаремы
Ху из ху
23.06.2017
Лекаремы
Шевчук
23.06.2017
Показать все

«Русская душа» и «мужичок-богоносец»

Лекаремы

— И где он усмотрел такие души? – Сказал Немиров, осторожно укладывая на стол «Братьев Карамазовых». – Где, в русском народе, такие купцы, чтобы страдать относительно каких-то высокоморальных вопросов? Русские купцы, это братья Строгановы, которые наняли Ермака Тимофеича, чтобы он вырезал для них половину сибирских татар.
— Ну, Достоевский вращался в обществе своего времени, — неуверенно заметил Ярошевский.
— Где он вращался? – Удивлённо спросил Немиров. – Он не выходил из своего кабинета и казино, закладывая для этого вещи своих детей. Что он, разночинец, мог знать о жизни русских аристократов? Где он мог встретить такого идиота, как его «Идиот»? Русские аристократы были вполне здравомыслящими людьми. Как Юсупов, который прикончил Распутина по вполне рациональным причинам. Или великий Бунин, который, прежде чем эмигрировать, весьма толково устроил свои дела, чтобы не пришлось работать таксистом в Париже.
— Ну, не всем же повезло быть помещиками, — усмехнулся Ярошевский.
— Не всем, — кивнул Немиров. – Некоторые были студентами. Русский студент мог стать бомбистом, цареубийцей. А не рубить старух краденым топором. Русский разбойник, это Ванька-Каин. Откуда на Руси такие, чтобы убить, денег не взять, замучаться совестью и сдаться властям? Раскольников, это младший брат «мужичка-богоносца», высосанного из пальца Маниловыми «серебряного века». А их внук, — нынешний «настоящий русский мужик», сформированный пропагандой из обрывков старых советских фильмов.
— Новых тоже, — заметил Ярошевский.
— Да нет ничего нового, — отмахнулся Немиров. – Просто Админ формирует виртуальный образ, отвечающий текущим нуждам Админа.
— Так кто же, по-вашему, настоящий русский? – Озадаченно спросил Ярошевский.
— Варяг, — широко ухмыльнулся Немиров. – Сын Рюрика и Аскольда, от которых пошла земля Русская. А вовсе не забитый мужичок-крестьянин, с крестиком на шее. На варяге креста нет. Он вечный бродяга, воин. И всегда – победитель. Это казак, до того, как его оприходовала царская власть. Который использовал крест только для того, чтобы проломить кому-то голову.
— А как же, Бунин? – Осторожно спросил Ярошевский.
— И не только он, — пожал плечом Немиров. – Бунин, — творец и мыслитель. Не мужик. Соль земли проступает тогда, когда на её границах крепко стоит красный варяжский сапог. Две стороны одной русской монеты, mon ami. Все пертурбации двадцатого века, нынешнего и всех будущих, ничего не меняют и не изменят, по сути. Они только переворачивают неразменный русский империал.
Который, всех долларов, фунтов и евро на свете, — больше.