Лекаремы
Прохожий
18.07.2017
Лекаремы
Сватовство Воробьёва
18.07.2017
Показать все

Рука

Лекаремы

Мужик застыл, настороженно озираясь, посреди двора частного дома, на краю брошенного посёлка.
Здесь кто-то уже побывал до него. Дверь в дом была выбита, на истоптанном снегу валялись какие-то тряпки, книжки и фотографии. Приходить вторым, среди таких, как он, считалось плохим признаком. Но этот, — суеверным не был.
В стороне от дома стоял флигель, из-за него выглядывало строение, похожее на летнюю кухню. Всё выглядело нетронутым. Следов в том направлении не вело. А снег глубок, по колено, кое-где и выше, пока он туда добрёл, то пару раз провалился по бедро.
Дверь во флигель оказалась запертой, на окнах, — ставни. Мужик завернул за угол, поискать незащищённый проём.
Между флигелем и летней кухней из снега торчала рука. На руке отчётливо поблескивало обручальное кольцо. У стены кухни сидели две собаки, одна побольше, другая поменьше. Они повернули головы в его сторону. У одной были голубые глаза, у другой карие.
Мужик выдернул из-за спины топор и пробрёл по глубокому снегу к руке. Собаки не двинулись с места.
Сначала, он попытался снять кольцо. Но, его крепко охватила промороженная плоть. Тогда он попробовал отрезать палец лезвием топора. Не получилось, тупой был топор, а плоть тверда. Тогда он рубанул сверху вниз, между пальцев. Рука качнулась, топор скользнул по тыльной стороне кисти и ударил его в левое колено. Мужик взвыл. И ощутил, как под ватной штаниной, по голени заструилось горячее. Вот, бля! Он занёс топор справа налево и рубанул по кисти. Промахнулся. Крутнулся на правой ноге и с размаху сел в снег. В ягодицу тут же впилось что-то острое. Теперь он уже заорал. С трудом, встал, чувствуя, как вата на заду набухает кровью.
— Я тебя всё равно достану, — сказал он. Никто ему не ответил. Собаки смотрели молча.
Красное солнце спускалось за горизонт, и сгущались сумерки.
Мужик поднял топор над головой и ударил изо всех сил. Рука качнулась, топор скользнул по тыльной стороне кисти и впился между пальцев его левой ноги. Он упал на зад, выдохнул без звука, оттолкнул топор, топор перевернулся в снегу лезвием вверх. Мужик попытался подняться, подскользнулся в собственной крови, упал лицом вниз, лезвие топора достало его в шею. Из яремной вены брызнула кровь.
Он барахтался в красном снегу, ещё пытался зажимать вену пальцами. Но, быстро темнело.
Последнее, что он увидел, — были морды собак. Они смеялись.