Лекаремы
Прохожий
18.07.2017
Лекаремы
Сватовство Воробьёва
18.07.2017
Показать все

Река

Лекаремы

Вайссман сидел на берегу Кальмиусса и задумчиво смотрел в воду. Мимо проплывал труп в пятнистом камуфляже. Это мог быть ополченец, мог быть солдат ВСУ или боец территориального батальона. Какая разница? Теперь у него нет территории даже для собственной могилы.
За что его труп плывёт по реке? За землю? Земля принадлежит Богу. За нацию? Какое право имеет отдельный человек выступать за всю нацию? За политику? Политика, это грязный камуфляж, в котором он теперь плывёт по реке.
Этот человек мог бы сейчас сидеть за столом в кругу семьи. Подбрасывать на коленях ребёнка. Или дарить цветы любимой девушке. Или отмечать десятилетие свадьбы. Сажать помидоры. Или собираться на работу. Теперь он навсегда опоздал на работу, на свадьбу, на свидание, на день рождения, на жизнь.
Он мог бы взять свою жизнь в свои руки. Но он отдал её кучке мошенников, которые называют себя партией, нацией, государством, работодателем или ещё как-то. Что они ему дали, кроме грязного камуфляжа, в котором он теперь плывёт по реке? Он мог вложить свои усилия в своё будущее, а не вкладывать свою жизнь в будущее своего владельца.
Возможно, хозяин даст ему медаль, посмертно. Возможно, сын трупа, плывущего по реке, будет гордиться этой медалью. И эта гордость позволит ему принять камуфляж из рук сына владельца его отца. И всё повторится сначала.
Качество жизни определяет смерть. Луч смерти беспощадно высвечивает весь путь. Все горести и радости, удачи и неудачи, взлёты и падения – уже не имеют значения. Имеет значение только смерть. Как человек умер – с достоинством или как собака в грязной луже по прихоти своего хозяина.
Бывший человек плывёт по реке. Он всю жизнь плыл по течению. А жил ли он? Его хозяин сумел сделать так, что теперь любой труп, проплывающий по реке, — это труп врага, — для сидящего на берегу. Его хозяин сумел сделать так, что весь народ разделился на два берега и ликует трупам врагов, проплывающих по реке.
Сердце Вайссмана кровоточило, он был крайней плотью этого народа. Но, он возблагодарил Господа за то, что у безродных космополитов нет хозяина. Встал и пошёл прочь от реки.