Лекаремы
Прохожий
18.07.2017
Лекаремы
Сватовство Воробьёва
18.07.2017
Показать все

Реальность

Лекаремы

— Хорошую религию придумали индусы, — ухмыльнулся Ярошевский, придерживая пальцем книжную строчку, чтобы не убежала. – «Всё сущее уловлено в Сеть Индры. Вертикальные нити Сети, — это время. Горизонтальные, — это пространство. В каждом узле Сети находится алмазная бусина одиночного существования. Поверхность каждой бусины отражает каждую другую бусину всей Сети и каждое отражение каждого отражения каждой другой бусины в каждой отдельной бусине, повторяющиеся до бесконечности». А?
— Изысканно вышито, — согласился Немиров, наблюдая за извивами сигарного дыма. – Алмазами и золотыми нитями зашифрован Принцип КН.
— Чего-чего? – Подозрительно сдвинул брови Ярошевский.
— Эйнштейна знаете? – Деловито спросил Немиров.
— А то, — оскорблено ответил Ярошевский. – Я и Вассермана знаю.
— Это тот редкий случай, когда Вассерман ни при чём, — вздохнул Немиров. – В 1935-м году Эйнштейн, Розен и Подольский создали теоретическую модель. Известную в физике, как ЭРП или ПКН, — Принцип Квантовой Неразделимости. Согласно Принципу, каждая частица в любой точке пространства оказывает влияние на все остальные частицы. То есть, находится с ними в мгновенном взаимодействии. Другими словами, всё и всегда находится в здесь и сейчас. В данном и неизменном виде.
— Данном кому? – Озадаченно спросил Ярошевский.
— Вам, — пожал плечом Немиров. – Нильс Бор ещё в 1928-м году сформулировал физико-математическую модель. Известную, как «Копенгагенская Интерпретация». Она интерпретирует физико-математические процессы, как описывающие субъективные процессы. Необходимые для описания объективной реальности. Проще говоря, она отменяет объективную реальность. Как несуществующую вне наблюдателя.
— Вас не существует, — отворачиваясь, сказал Ярошевский.
— А с кем вы будете играть в шахматы, если не обернётесь? – Сказал Немиров ему в затылок. – Мы оба что-то слышали об октавном характере периодической системы элементов и классификации кварков. Сущее можно сравнить с шахматной доской 8 на 8, где все ходы пребывают в потенциальности.
— Бог не играет в шахматы, — оборачиваясь, сказал Ярошевский.
— Мы играем, — усмехнулся Немиров. – Коллега Эйнштейна Гейзенберг сформулировал физико-математическую модель Вселенной, как результата человеческо-квантового взаимодействия. В соответствии с этой моделью, до проведения измерений человеком квантовые явления существуют потенциально. А после проведения таких измерений, — реально. В 1964-м году появилась «теорема Белла», подтверждённая серией экспериментов. Из которой следует, что пространство и время не имеют существования вне наших органов чувств.
Немиров расхохотался.
— Что вас так развеселило? – Удивился Ярошевский.
— Располагая такой суммой фактов уже более полувека и молясь на Эйнштейна, Гейзенберга, Белла и Нильса Бора, — ответил Немиров. – Люди продолжают верить в нерушимую отдельную реальность. Это очень по христиански, — молиться на Христа с его заповедями и жить так, как будто этих заповедей не существует.
— Интерпретациям не учат в школе, — заметил Ярошевский.
— Учат, но другим, — возразил Немиров. – Те, которые организовали для других эти школы, очень хотят, чтобы все жили в той реальности, которую организовали для вас они. Что они будут делать со своими школами, своими фабриками, своими армиями и своей политикой, — если мы от них сбежим?