Лекаремы
Подслушанное в пабе
18.07.2017
Лекаремы
Прогулка
18.07.2017
Показать все

Преступление и наказание

Лекаремы

— Кризис религии, — вздохнул Ярошевский. – Повсеместно. Никто уже не верит в Бога.
— Зато верят в Уголовный кодекс, — усмехнулся Немиров. – Повсеместно. Попробуй не поверь.
— Что вы имеете в виду? – Удивлённо спросил Ярошевский. – В связи с религией?
— Страх Божий, — твёрдо сказал Немиров. – Есть страх, есть подчинение Закону Божию. Нет страха, можно и самого Бога за бороду. Это логика уголовника.
— Постойте, постойте, — заторопился Ярошевский. – Вера относится к сфере духовного. Вера, надежда, любовь. Причём тут уголовщина?
— Вера относится к сфере подчинения, — ответил Немиров. – Вы верите в закон земного притяжения, потому что разбивали себе нос, ещё учась ходить. А не потому, что вам преподали его в школе.
— Верующему во Христа никто не разбивал нос, — возразил Ярошевский. – Его именно научили вере учителя.
— Неверующего они просто сжигали на костре, — усмехнулся Немиров. – Это единственный способ согреть «отморозков» и просветить глупцов.
— Такое заявление, как-то не вяжется, — заметил Ярошевский. – С вашим просвещённым атеизмом.
— Кто вам сказал, что я атеист? – Удивился Немиров. – Я не верю в церковные страшилки и слюнявки. За ними нет силы. Но исполнение Законов Бога я вижу на каждом шагу. Не убий, — познаешь месть. Не обжирайся, — лишнее застрянет в раковой опухоли твоей прямой кишки. Не нарушай клятву, — за тобой будут гоняться по всему миру, чтобы закатать под асфальт. И не прыгай с крыла храма, — разобьёшься. Законы Бога, это и есть законы мира, который Он создал. Они встроены в само Творение, только дурак этого не видит. Но мы все приходим в этот мир дураками. Нам нужен поводырь, чтобы научить ходить. Нам нужен Свод Законов, чтобы их знать. Нам нужен опыт, чтобы их исполнять. Необучаемые сгорают, как солома.
— Это просто натурдарвинизм какой-то, — возмутился Ярошевский. – А Бог благ.
— Именно этот тезис и подорвал веру, — кивнул Немиров. – Бог не благ. В одной руке Бога, — рог изобилия. В другой, — меч. Заповеди, — это Кодекс ограничений. Преступишь, — познаешь месть Бога. Останешься в границах законов созданного Им мира, — получишь столько благ земных, сколько способны удержать твои руки. Здесь и сейчас, а не где-то в эмпиреях. Это Бог наших предков, Вседержитель. А не слюнявый Христос церковников. Человек создан по образу и подобию Бога. Попробуй, распни сына Бога? Попробуй ударить его по щеке?
— Ну, теперь уже сплошной Ницше пошёл, — поморщился Ярошевский.
— Ницше до психушки дошёл, — усмехнулся Немиров. – Потому, что возомнил себя творцом, а не творением. Надо знать своё место. Когда сын не уважает Отца, — его выгоняют во тьму безумия. Сегодня весь мир сошёл с ума, даже природа взбесилась.
— И что же нам…, — Ярошевский запнулся. – Что же мне делать?
— Спросите у себя, сына Божьего, — расхохотался Немиров. – Только к попу не ходите.