Лекаремы
Подслушанное в пабе
18.07.2017
Лекаремы
Прогулка
18.07.2017
Показать все

Порок

Лекаремы

— В каком-то санскритском тексте я прочитал следующую фразу, — сказал Немиров, глядя в пламя камина. – «Он(Бог)допустил 17 тысяч ошибок, ставших Его свитой и послуживших механизмом Его модификаций.» По сути, у человека, следующего путём линейного времени, нет выхода, кроме как наследовать этому Богу. И стать Богом своего времени. Он не может вернуться в прошедшее мгновение. Не может выправить предыдущий шаг. И каждый следующий шаг, — это гарантированная ошибка.
— Почему это? – Удивился Ярошевский, безошибочно разливая в бокалы.
— Потому, — ответил Немиров. – Что каждое следующее мгновенье и каждый шаг приближает его к смерти. Человек обязан модифицировать свои ошибки так, чтобы отталкиваться от них, оставляя за спиной. И продолжать движение. Если вы споткнулись о камень на пути, так положите его, по крайней мере, за пазуху. Если не слишком большой. А если большой и вы не слишком ударились головой, то напишите на нём какое-нибудь, пристойное случаю, слово. Пусть все знают, что вы уже имеете все места, где вас нет, с тем, чтобы занять их. Двигайтесь. Остановиться, — значит умереть.
— Есть такие ошибки, которые называются пороками, — возразил Ярошевский. – Порок, это смерть, которую невозможно модифицировать.
— Такую ошибку совершают юноши, которые не успели стать достаточно порочными, — усмехнулся Немиров. – Быть порочным человеком, — это искусство. Прежде, чем ходить по проволоке над пропастью, надо научиться ходить по проволоке, лежащей на земле. Одни бросаются в омут порока с головой – и тонут. Другие учатся плавать на мелком месте – и переплывают океан. При небольшой поддержке друзей или амфетамина. Ксанф не смог выпить море. Сократ его научил, как это сделать и не лопнуть.
— Сократ научил Ксанфа, как обмануть собутыльников, — возразил Ярошевский. – Природу не обманешь.
— Человек, — это ошибка природы, которая обманула саму природу, — сказал Немиров. – Голая обезьяна в тундре Великого оледенения. Нет клыков, нет когтей, нет меха. Нет такого желудка, чтобы переварить ягель. Нет таких ног, чтобы догнать зайца или убежать от медведя. Он должен был сдохнуть. Но, он научился делать огонь, сдирать шкуру с других и питаться себе подобными, когда не мог найти сдохшего оленя. Он выжил в искусственном климате своей вонючей пещеры. Там он научился размножаться независимо от времени года и для собственного удовольствия. Он научился наркотизировать себя сотней способов, — от мухомора до перебродившего дерьма мамонта. Человек, — самое порочное животное на планете. Его эволюция, — это эволюция порока. Его цивилизация, — это эволюция способов убийства, порочного наслаждения и противоестественных похотей.
— И что мне теперь со всем этим делать? – Ярошевский развёл руками, занятыми сигарой и бокалом «Hennessy».
— Модифицировать ошибку природы, — усмехнулся Немиров. – Нет пути назад, к золотому веку, которого никогда не было. Не останавливаться. Не признавать своих ошибок. Оставить груз вины виноватым. В раю грешных нет.