Лекаремы
Страдать опасно
19.07.2017
Лекаремы
Встреча
19.07.2017
Показать все

Обрывок

Лекаремы

«…жалеть? Я могу сожалеть лишь о том, что не всегда заходил слишком далеко. Всего пару раз. Но, это самые яркие воспоминания моей жизни. Передо мной открывались все дороги и большую часть я начал, но  останавливался посередине. Дальше идти было опасно, я соблюдал меру. Может, поэтому и жив. Но, зачем я жив? Я старик, рыдающий у неразбитого корыта, полного тёплого молока, а вино жизни утекло сквозь пальцы. Почему я не упился им допьяна, когда была возможность? Почему я не прыгнул в пропасть, ощутив мгновенную радость полёта, которая теперь навсегда недоступна? Теперь я ползу к могиле на четвереньках, у меня даже нет сил выпрямиться в полный рост.
Ах, — долгих лет жизни, желают люди друг другу! Зачем они нужны, эти лета и зимы, похожие друг на друга, как хождение по кругу? Я мог взлететь себя, как стрела в небо, но мои руки уже ни на что не способны. Я мог упасть, как стрела в пропасть, пронзая дно отсутствующей могилы, — теперь оно присутствует у меня под носом. Я вдыхаю кладбищенскую пыль, она пахнет так же, как мои прошедшие годы. Я в тоске, я в отчаянии, но даже пуля в лоб уже ничего не решит. Нельзя решить то, что уже недосягаемо для решения, стрелки часов не вернут утраченного времени, — а часы, которые наваливаются на меня из будущего, только ещё ниже пригибают к земле.
Ничто не держит, я соскальзываю в то, чему нет названия, и каждая клетка моего тела вопит от ужаса. Не держат деревья, которые я посадил и руки детей, которых я вырастил, дом, построенный мной, — нарисован на куске холста, закрывающего пасть неизвестного.
Я ищу лихорадочно, пытаюсь найти в памяти, уцепиться за то, что можно унести с собой, чтобы не так одиноко.
Я нахожу. О, Боже, зачем я это нашёл! При жизни, я хоронил тебя под никчемными вещами, ненужными заботами, но твоё лицо, — светлое. Один раз ты уже убила меня, ты превратила мою жизнь в пепел. Я мстил тебе беспамятством. Почему, — ты? Дыхание смерти уносит пепел. Ты, — лицо моей смерти. Больше у меня ничего нет».