Лекаремы
Небоскрёб
14.07.2017
Лекаремы
Оптика
14.07.2017
Показать все

Немиров 2

Лекаремы

Немиров сидел у себя на кухне, разложив перед собой фотографии. Фотографии он осветил настольной лампой. Больше в доме света не было. Да и зачем он был Немирову нужен?
Отопление отсутствовало уже давно. В доме стоял холод. Поэтому, Немиров сидел в лыжном костюме, телогрейке и в шапке. На ногах у него были домашние валенки, которые никогда не выходили на улицу. В валенках было очень комфортно.
Немиров осторожно брал одну фотографию за другой и снова аккуратно укладывал их в ряд. Давно надо было купить альбом, но руки так и не дошли.
Вот он с первой женой, которая от него ушла и увела маленького Мишку. Вот он со второй женой, от которой ушёл он сам. Стерва была невероятная. Вот он на постройке дачи, голый по пояс, радостно улыбается, поддатый, наверное. Вот он сидит в кресле с бультерьеркой Мерси на руках. Мерси пришлось пристрелить, так уж получилось. Хорошая была Мерси. А вот он стоит с дочерью под заснеженной ёлкой, дочь держит его под руку. Дочери уже нет, она ушла и не звонит и не пишет. У Немирова больно сжалось сердце.
Пожалуй, наступило время выпить рюмку водки и выкурить сигарету. У него ещё оставалось полбутылки ядрёной «палёнки», разлитой в каком-то гараже и несколько сигарет. Он выпил рюмку, больше было нельзя. Потом, вытряхнул из пачки «Примы» сигарету, тщательно размял её, понюхал и с наслаждением закурил. Он давно уже не курил. Посмотрел на часы. У него ещё оставалось несколько минут, как сигарет.
Сигарета закончилась, время истекло.
Немиров встал и начал собираться на войну.
Он снял телогрейку, лыжный костюм и валенки. Натянул тёплое нижнее бельё. Потом, камуфляжные штаны и куртку. Кряхтя, зашнуровал «берцы». Надел «разгрузку», — жилет со множеством карманов. В карманах находилось всё необходимое, — два магазина к автомату, две гранаты и индивидуальный перевязочный пакет. Пистолета ему не дали, а сам он достать не смог. Пистолет в ополчении полагался только очень крутым бойцам. А Немиров крутым бойцом не был. Он был 57-летним литератором в очках, который задыхался на бегу и стрелял плохо.
Немиров потопал «берцами», проверяя шнуровку. Вздохнул, взял из угла автомат, выключил свет и направился к двери. У двери он остановился. Подумал. Вернулся к кухонному столу. Включил лампу. Взял фотографию. Ту, где он с дочерью под заснеженной ёлкой. Засунул её во внутренний карман. Потом, уже не оглядываясь, он вышел из дому и запер за собой дверь.
Общий сбор был назначен на 3 часа ночи. Атака предполагалась на рассвете. Рассвет наступал в 6 утра. Всё это время они просидели в укрытии, трясясь от холода, мороз был, -23. Некоторые шутили и смеялись. Другие сидели мрачно уставясь в землю. Курили. Курить было можно. Пить было нельзя. За это вообще очень строго наказывали – мордобоем и лишением зарплаты. Но сейчас некоторые пришли уже поддатые. К сожалению, до утра хмель пройдёт.
На рассвете взвод подняли в атаку. Немиров одним из первых выскочил из укрытия. И первым получил свою пулю. Это была высококачественная пуля из крупнокалиберного пулемёта. И попала она прямо в грудь, туда, где лежала фотография. Поэтому, Немиров почти не страдал. Он только успел подумать, — Хорошо. И тьма накрыла его тёплым одеялом.