Лекаремы
Небоскрёб
14.07.2017
Лекаремы
Оптика
14.07.2017
Показать все

Негативная селекция

Лекаремы

— И что там пишут отцы наши? – Без особого интереса, спросил Немиров, раскуривая трубку.
— Да так…, — пожал плечом Ярошевский, листая «Православный вестник». – О Добре и Зле, о сущности российской демократии.
— Нынешняя российская демократия основана на многовековой дрессуре силами государства и церкви, — сказал Немиров. – Русские государства и православие (9-10вв.) отличались особой травматичностью своих центральных идей закрепощения и переписывания истории. Это евразийское ноу-хау позволяло эффективно внедрить идеологию раба в массовое и персональное сознание. Обратите внимание, что слова «раб» и «Господин», — много и общеупотребимые в святых писаниях трёх аврамических религий. Для квазирусского православного человека считается честью изъявить свою уничижённость перед лицом администрации. Взрыднуть, рвануть рубаху на груди и лечь на какую-нибудь амбразуру. Именно такая дворня и выиграла все войны для российских диктаторов. А вовсе не Суворов, не Кутузов и не Жуков. Подлинными святыми и героями русского народа являются Александр Невский и Стенька Разин. А не Сергий Радонежский или Александр Матросов. Спросите, скажем, у голландца, пойдёт ли он воевать за Родину? «Конечно, нет», — ответит он. – «Для этого существует профессиональная армия, которую я содержу». При этом, он искренний патриот своей Родины и гордится тем, что является представителем европейской культуры, а не папуасом. Стоит отметить, что вполне цивилизованное «сидение на трубе», — предмет насмешек врагов России, — составляет основу бытия самодостаточной нации. Как «печатный станок» для Америки или банковская система для Швейцарии. Однако, и этот позитивный фактор современная охлократия включила в свой дискурс, заявив, что «сидение на трубе», само по себе, не делает из лузера качественного бизнесмена. Лишь тот, кто, сидя на трубе, грязными подошвами сталкивает других, хохоча над тем, как они ползают внизу в шелухе от семечек и тлеющих окурках, падающих сверху, — становится эффективным монетизатором. Именно по такому принципу и функционирует современная российская демократия. Ничто «злое» не могло бы существовать в ней без доброго «мужичка-богоносца», о котором со светлыми слезами на глазах писали крепостники-народники «серебряного века». Откуда взялся этот мужичок? Среди нации, которая дала Дмитрия Донского, Минина и Пожарского, Ленина и Пугачёва? Хозяин воспитал его, как щенка, в ржавом вольере православия и продолжает удерживать дрессуру через политические партии, псевдообщественные организации и СМИ.
Я Господь Бог твой, да не будет у тебя других богов пред лицом твоим.
Разве не так говорит государство?
Не убивай.
Не кради.
Не лги.
Не желай чужого.
Разве хозяин считает нужным исполнять эти заповеди? Может быть, он подставляет левую ногу, если дворовая собака укусит его за правую?
Сидеть.
Лежать.
Голос.
Фу.
Фас.
Вот, что говорит хозяин. Запреты без мотиваций. А в качестве поощрения за исполнение команд, — кусочек собачьего корма.
— Всё это очень интересно, — недовольно заметил Ярошевский. – Но, причём здесь Добро и Зло?
— Их не существует, — ответил Немиров. – Они фикции религиозного сознания, результат тысячелетней дрессуры, которой подверглась Европа. Сегодня любой атеист, сатанист или либертинианец в демократических сообществах, такой же моральный мутант, выкидыш негативной селекции, как и «мужичок-богоносец».
— Кто загрузил нас негативом, мне уже понятно, — усмехнулся Ярошевский. – А кто нам выправит моральный хребет?
— Непреходящая Жизнь, — ответил Немиров. – Когда ей понадобился кислород, она вырастила леса. Когда понадобилось место для наших обезьяньих предков, она уничтожила гигантских рептилий. Когда ей понадобился человек, она сделала из обезьяны человека, вложив ей в череп мозг весом в 700 грамм. Природа действует, как человек, нынешний её венец, съехавший набекрень. Когда генетическая линия вырождается, её уничтожают, чтобы освободить место другой. Или гуманно дают зачахнуть, как кроманьонцам, в тени новой породы.
— Нам дадут? – Имитируя сарказм, спросил Ярошевский.
— Не знаю, — ответил Немиров.

Негативная селекция.
— И что там пишут отцы наши? – Без особого интереса, спросил Немиров, раскуривая трубку.
— Да так…, — пожал плечом Ярошевский. – О Добре и Зле, о сущности российской демократии.
— Нынешняя российская демократия основана на многовековой дрессуре силами государства и церкви, — сказал Немиров. – Русские государства и православие (9-10вв.) отличались особой травматичностью своих центральных идей закрепощения и переписывания истории. Это евразийское ноу-хау позволяло эффективно внедрить идеологию раба в массовое и персональное сознание. Обратите внимание, что слова «раб» и «Господин», — много и общеупотребимые в святых писаниях трёх аврамических религий. Для квазирусского православного человека считается честью изъявить свою уничижённость перед лицом администрации. Взрыднуть, рвануть рубаху на груди и лечь на какую-нибудь амбразуру. Именно такая дворня и выиграла все войны для российских диктаторов. А вовсе не Суворов, не Кутузов и не Жуков. Подлинными святыми и героями русского народа являются Александр Невский и Стенька Разин. А не Сергий Радонежский или Александр Матросов. Спросите, скажем, у голландца, пойдёт ли он воевать за Родину? «Конечно, нет», — ответит он. – «Для этого существует профессиональная армия, которую я содержу». При этом, он искренний патриот своей Родины и гордится тем, что является представителем европейской культуры, а не папуасом. Стоит отметить, что вполне цивилизованное «сидение на трубе», — предмет насмешек врагов России, — составляет основу бытия самодостаточной нации. Как «печатный станок» для Америки или банковская система для Швейцарии. Однако, и этот позитивный фактор современная охлократия включила в свой дискурс, заявив, что «сидение на трубе», само по себе, не делает из лузера качественного бизнесмена. Лишь тот, кто, сидя на трубе, грязными подошвами сталкивает других, хохоча над тем, как они ползают внизу в шелухе от семечек и тлеющих окурках, падающих сверху, — становится эффективным монетизатором. Именно по такому принципу и функционирует современная российская демократия. Ничто «злое» не могло бы существовать в ней без доброго «мужичка-богоносца», о котором со светлыми слезами на глазах писали крепостники-народники «серебряного века». Откуда взялся этот мужичок? Среди нации, которая дала Дмитрия Донского, Минина и Пожарского, Ленина и Пугачёва? Хозяин воспитал его, как щенка, в ржавом вольере православия и продолжает удерживать дрессуру через политические партии, псевдообщественные организации и СМИ.
Я Господь Бог твой, да не будет у тебя других богов пред лицом твоим.
Разве не так говорит государство?
Не убивай.
Не кради.
Не лги.
Не желай чужого.
Разве хозяин считает нужным исполнять эти заповеди? Может быть, он подставляет левую ногу, если дворовая собака укусит его за правую?
Сидеть.
Лежать.
Голос.
Фу.
Фас.
Вот, что говорит хозяин. Запреты без мотиваций. А в качестве поощрения за исполнение команд, — кусочек собачьего корма.
— Всё это очень интересно, — недовольно заметил Ярошевский. – Но, причём здесь Добро и Зло?
— Их не существует, — ответил Немиров. – Они фикции религиозного сознания, результат тысячелетней дрессуры, которой подверглась Европа. Сегодня любой атеист, сатанист или либертинианец в демократических сообществах, такой же моральный мутант, выкидыш негативной селекции, как и «мужичок-богоносец».
— Кто загрузил нас негативом, мне уже понятно, — усмехнулся Ярошевский. – А кто нам выправит моральный хребет?
— Непреходящая Жизнь, — ответил Немиров. – Когда ей понадобился кислород, она вырастила леса. Когда понадобилось место для наших обезьяньих предков, она уничтожила гигантских рептилий. Когда ей понадобился человек, она сделала из обезьяны человека, вложив ей в череп мозг весом в 700 грамм. Природа действует, как человек, нынешний её венец, съехавший набекрень. Когда генетическая линия вырождается, её уничтожают, чтобы освободить место другой. Или гуманно дают зачахнуть, как кроманьонцам, в тени новой породы.
— Нам дадут? – Имитируя сарказм, спросил Ярошевский.
— Не знаю, — ответил Немиров.