Лекаремы
Монетизация духа
14.07.2017
Лекаремы
Небесная сотня
14.07.2017
Показать все

Мороз

Лекаремы

— Ух! – Сказал Ярошевский, разматывая шарф. – Морозы-то, нынче, крещенские.
— Если бы Христос крестился в проруби, — отозвался Немиров, подбрасывая дров в камин. – То у нас бы не было Христа.
— Воистину, так, — кивнул Ярошевский, опускаясь в кресло. – Только суровый русский мужик может называть иорданской купелью дыру во льду толщиной в полметра.
— Да он и самого Бога Смерти называет дедушкой, — наполняя бокалы, заметил Немиров.
— Бросьте, — отмахнулся Ярошевский. – Новый Год, это не Хэллоуин.
— Для архаичного руса весь зимний период был гранью смерти, — сказал Немиров. – Поживи-ка, лютой зимой в избе посреди заснеженного леса. Из простого похода за дровами можно и не вернуться, если метель. Погас огонь в очаге, — смерть. Кончились припасы на зиму, — смерть. Мороз — долгая зима – голод – мор. Мороз и мор одного корня.
— Но, на помощь приходит дедушка с мешком, — Ярошевский значительно поднял палец.
— Задаром к вам и сантехник не придёт, — усмехнулся Немиров. – Бога лютой зимы следовало задобрить. Подарками. Поэтому, шли к нему. В лес. Бог в хлебе насущном не нуждается. Поэтому, несли плоды рук своих. Берестяные и глиняные игрушки, полоски окрашенной материи.
— И развешивали на ёлке, — скептически, кивнул Ярошевский. – Вы это хотите сказать?
— На дубе, — ответил Немиров. – Дуб был священным деревом. Теперь я вас порадую. Бог Мороз тоже мог одаривать людей. Но, не всех. А только тех, кто был обморожен, обмер. А потом вернулся к жизни. Такие люди были отмечены Богом Смерти. И получали подарки известные, — здоровье, богатство, удачу. Но, некоторые получали и неизвестные.
— И что же это было? – С любопытством спросил Ярошевский.
— Ну, на то они и неизвестные, — значительно поднял палец Немиров. – Если человек болтал, то умирал окончательно.
— А как же остальные, неотмеченные? – Спросил Ярошевский.
— Неотмеченные отмечались сами, в меру сил, — ответил Немиров. – Они инициировали себя через погружение в прорубь. Это была жертва Богу Морозу. А вовсе не имитация купания Христа в Иордане.
— Совсем вы меня расстроили, — вздохнул Ярошевский. – А как же Снегурочка?
— Снегурочка, это выдумка романтиков «серебряного» 19-го века, — пояснил Немиров. – У Деда Мороза внучек не было. У него была спутница, Морена. Женская ипостась Бога Смерти.
— Это имеет что-то общее с «морем»? – Заинтересовался Ярошевский.
— Имеет, — согласился Немиров. – Море, это пространство неизвестного, — навь. Поэтому, навигаторы украшали нос корабля изображением русалки. Твёрдая земля, это пространство известного, — явь. Явные дары – от Деда. Неявные – от навки, Морены. И получали их, в основном, женщины.
— Теперь понятно, откуда ведьмы, — зловеще произнёс Ярошевский.
— Женское начало сильнее в Хаосе, — кивнул Немиров. – Мужское, — в Космосе. Предки хорошо ориентировались в гендерных парадигмах. Их вялые потомки ориентацию утратили.
— Вы на что это намекаете? – Подозрительно спросил Ярошевский.
— Да ни на что, — расхохотался Немиров. – Мне просто смешон Дед Мороз с признаками Санта-Клауса. Богиня Смерти, — с признаками примерной первоклассницы. И русский мужик, имитирующий Христа в проруби.