Лекаремы
Медный браслет
19.07.2017
Лекаремы
Натюрморт цвета осени
19.07.2017
Показать все

Мистериум доктора Сатановского

Лекаремы

Городок был небольшим и поражал взгляд приезжего не сочетаемым сочетанием обывательского благообразия 19-го века с лихорадочным кичем современности. На фасадах бывших купеческих и инженерских особняков цвели надписи из разноцветных светящихся трубок: «Казино 777», «Girls Topless”, «Ресторацiя Кивалова», «Трактиръ», «Аппартаменты Казанова», «Tatoo-салон», «Бар & Покер». Рядом с чугунной колонной старинного фонаря можно было увидеть лайт-бокс с рекламой полётов в Анталию или женского белья. Вдоль торцовых тротуаров стояли столетние акации, увитые иллюминацией и пластиковые пальмы у ярких входов в заведения. Однако, кое-где, в этом празднике жизни зияли прорехи, затянутые глухими кирпичными или бетонными заборами, вызывающими подозрение в сокрытии неких порочных секретов.
Версилов шёл вдоль одного из таких мало освещённых и почти безлюдных пространств, когда увидел красную дверь в стене. Над дверью дугообразно вилась и светилась розовым надпись – «Мистериум доктора Сатановского».
Это было совсем не похоже на уже виденное. Недолго поколебавшись, Версилов толкнул дверь.
В маленьком фойе к нему кинулся человек, похожий на одетого в ливрею шимпанзе.
— О, мы вас ждали, ждали! – Закричал он, хватая Версилова за руку и подталкивая в спину. – Проходите, проходите! Представление начинается!
Версилов был настолько ошеломлён, что даже не успел сунуть ему в лапу заранее приготовленную купюру, перед тем как быть протолкнутым через бархатную занавесь.
Театральный залец был мал, однако обставлен с помпезной роскошью, — витые колонны, позолота, арки, хрустальные бра на стенах, затянутых алым шпалером. В партере и в миниатюрных ложах сидела чистая публика, — дамы в вечерних платьях, мужчины в смокингах, никаких панков.
Версилов нашёл свободное кресло и присел, стараясь не коситься на почти полностью открытую грудь дамы слева.
Багровый занавес раздвинулся, на сцене появился бледный господин во фраке.
— Добро пожаловать в наш Мистериум! – Громко произнёс он, воздев длиннопалые руки к лепному потолку. – Мы начинаем ваш перфоманс! Плюс и минус, зритель и актёр, давайте раскачивать лодку!
Вдруг свет погас.
Версилов сидел в полной темноте, ожидая продолжения. Ожидание затягивалось. Но вокруг не было слышно возмущённых голосов, и Версилов решил, что он просто не в теме. Тема, однако, становилась слишком уж длинной и совсем не понятной. Версилов приготовился на ощупь пробираться к выходу.
Вдруг вспыхнул свет.
Версилов оглянулся в полном недоумении. Зал был абсолютно пуст. Если это являлось частью представления, то невнятной и зловещей. Следовало искать выход из ситуации. Но где?
Ало-золотое помещение представляло собой игрушечный амфитеатр, в задней части которого, по дуге, располагались одинаковые двери, полу прикрытые вишнёвым бархатом. Через какую из них он вошёл? Не было другого выхода, кроме как проверить все.
Версилов открыл первую дверь. И к нему, от биллиардного стола, обернули лица двое игроков. Один был мрачный и длинный, в шляпе как гриб. Второй, — весёлый колобок в кепи.
— Партейку? – Крикнул колобок в кепи.
— Я не играю, — ответил Версилов, готовясь закрыть дверь.
— Да бросьте! – Колобок кинулся к нему, размахивая кием, и схватил за рукав. – От одной партейки ещё никто не умирал! От двух, — может быть! Но не от одной!
Колобок сноровисто выставил пирамиду и вручил Версилову кий. Версилов вздохнул и разбил. Разноцветные шары поднялись в воздух и зависли, вращаясь как маленькие планеты.
— Какой удар! – Восхищённо прошептал колобок из-под кепи.
Вдруг, шар под номером 13 ринулся к лицу Версилова и остановился в миллиметре от его носа. На Версилова уставились маленькие злые глазки.
— Фу! – Крикнул колобок.
Шар упал на пол и закатился под стол.
— С ними иногда случается, — извиняющимся тоном произнёс колобок. – Ревнуют, знаете ли. Просим простить за временные неудобства. Пардон.
Длинный снял шляпу и открыл рот.
Но Версилов уже выскочил вон.
За следующей дверью было темно, только луч прожектора выхватывал девушку на подиуме, одетую лишь в кроличьи ушки. Элегантно двигаясь под барабанный бой, девушка, как в воду, ныряла в отверстие в подиуме и тут же, как из пушки, вылетала обратно. Её движения напоминали фрикции. В темноте раздавались аплодисменты.
— Легко нырнуть в любовь как в кроличью нору, — произнёс голос из темноты. – Но не всегда легко вынырнуть обратно.
Девушка нырнула. Обратно вылетела ободранная кроличья тушка.
За спиной Версилова звучал смех невидимой аудитории, когда он выходил вон.
На следующей двери была надпись: «Вход воспрещён».
Поколебавшись, Версилов, всё же вошёл.
Это был некий машинный зал. Стоял равномерный гул. Вращались гигантские и малые шестерни, махали маховики, ходили шатуны и клапаны, щёлкали реле.
Откуда-то из-под машины выскочил маленький человечек, вытирая руки масляной тряпкой.
— Что вам тут надо? – Визгливо крикнул он.
— Я ищу выход, — смиренно ответил Версилов.
— А зачем вы нашли вход? – Визгливо крикнул человечек. – Все вы сначала входите, а потом ищете выход.
— Скажите, пожалуйста, что это такое? – Версилов кивнул на машину.
— Это машина любви, — визгливо ответил человечек. – Вам, наверное, говорили, что мир движется любовью.
— А что будет, если она остановится? – Спросил Версилов.
— Не остановится, — огрызнулся человечек. – Пока есть такие идиоты, как вы. Вы же заплатили за вход.
— Нет, я не успел, — отрицательно покачал головой Версилов.
— Всё вы успели, — ухмыльнулся человечек. – Только не заметили. Что с вас взять? Вы не замечаете, даже когда платите.
— Скажите, пожалуйста, — вежливо спросил Версилов. – Где мне найти доктора Сатановского?
— Следующая дверь налево, — буркнул человечек и исчез за машиной.
На следующей двери была медная табличка : «Доктор Сатановский».
Версилов вошёл после стука.
За широким письменным столом сидел полный человек в шкиперской бороде и круглых очках.
— Вы доктор Сатановский? – Осведомился Версилов.
— Да, я доктор Сатановский, — ответил человек за столом.
— Будьте добры, укажите мне выход, — попросил Версилов.
— Вы же не спрашивали, где вход, — усмехнулся доктор Сатановский. – Следующая дверь налево.
— Скажите, много ли ещё здесь дверей? – Спросил Версилов.
— С вас хватит, — кратко ответил доктор Сатановский. – Представление окончено.
Версилов толкнул следующую дверь налево и оказался на улице. Было сумрачно. То ли вечер, то ли утро. Накрапывал дождь. Версилов поднял воротник пиджака и быстро зашагал по тротуару прочь. Потом остановился. Вернулся назад. Но никакой двери в глухой бетонной стене не было.