Лекаремы
Личная жизнь
14.07.2017
Лекаремы
Любовь
14.07.2017
Показать все

Лысый

Лекаремы

Шевчук допивал пиво за стоячим столиком у летнего ларька. К столику подошёл чувак с двумя кружками и, ухмыльнувшись, вопросительно поднял брови. Шевчук кивнул.
Чувак смахивал на старый «андеграунд». Настолько старый, что уже почти успел разложиться на идейные части. По-ленински оплешиветь черепом, нацепить круглые очки в железной оправе, слишком белые зубы, вместо утраченных в борьбе с системой и седой клок бороды, как у Троцкого. Под бородой была чёрная майка с пентаклем и невразумительной, но угрожающей аббревиатурой. В дополнение к образу, чувак достал из кармана джинсов «выкидуху», со щелчком открыл её и начал пилить принесенную с собой воблу.
— Такая жизнь, — сказал он.
— Какая? – Вежливо осведомился Шевчук, поглядывая на нож.
— Почему я здесь? – Чувак презрительно окинул взглядом пивняк. – Я интеллигентный человек, мне надо сидеть в «Метрополе».
— «Почему не в Петропавловской крепости?» — Подумал Шевчук, но вслух спросил, — Так за чем же дело стало?
— Работа такая, — мрачно вздохнул чувак. – Я, с позволения сказать, писатель. У меня, может, папа министр был. Теперь вот, таскаюсь по забегаловкам, несу своё слово в массы.
— А почему не в издательство? – Осторожно удивился Шевчук. – Или в Книготорг?
— Не берут, — ещё тяжче вздохнул чувак. – Сам распространяю, со скидкой.
Он достал откуда-то из-под майки и разложил на столе три книжки в ядовито-зелёных обложках с одним названием чёрными, готическими буквами, — «Потоп».
— Вы знаете, — виновато сказал Шевчук. – Я тоже писатель.
— Понятно, — кивнул чувак, запихивая книжки назад. – Зря я деньги на пиво потратил. Забирайте. Не люблю я его.
И уже уходя, обернулся через плечо:
Вы думаете, мне борода эта сильно нравится? И нож тупой.