Лекаремы
Железное кольцо
19.07.2017
Лекаремы
Мистериум доктора Сатановского
19.07.2017
Показать все

Камень

Лекаремы

— Я смотрю, вы избегаете света по субботам, — произнёс Ярошевский, заходя в кабинет, едва освещённый настольной лампой под зелёным абажуром.
— Я работаю по субботам и праздную все остальные дни, — отозвался Немиров ему навстречу.
— В тени уединения человек эволюционирует к свету, — устроившись в кресле, глубокомысленно заметил Ярошевский.
— Взрыв разом превращает всю тёмную материю в свет, — хмыкнул Немиров. – Вечный. И не остаётся уже ничего, кроме света.
— Так что, и Дьяволу негде спрятаться, — поддакнул Ярошевский. – Но, бутылку с надписью «Jack Daniels» вы от меня не спрячете.
— Не делайте из бухла культа, — сварливо сказал Немиров, разливая в бокалы. – Всё сущее, это тьма, материальность. Называете ли вы это Дьяволом, Сатаной или жёлтой американской водкой.
— А что же, тогда, Бог? – Делая первый глоток, озадаченно спросил Ярошевский.
— Бог, это вечный свет, — Немиров наставительно поднял палец. – Когда есть Бог, то нет уже ничего. Бог создал всё сущее. Значит, Он создал и всё Зло, присущее материи. Включая Сатану.
— Добро побеждает Зло, — умиротворённо отметил Ярошевский, после второго глотка.
— Вечное взаимодействие противоположностей создаёт мир, — сказал Немиров. – Можете назвать это борьбой. Некоторые называют Машиной Войны. Любые эмоциональные окраски не меняют сути. Бог становится сущим, когда создаёт Дьявола.
— Сатана, это Противобог, — неуверенно возразил Ярошевский. – Так, кажется, переводится.
— Разве Люцифер, это не Ангел Света? – Удивился Немиров. – Он становится Сатаной, Ангелом Тьмы, когда падает в плоть, обретает тело. Кто может богохульственно утверждать, что это произошло не по воле Бога? Бог выбросил Ангела из Света во Тьму. Как и человека, за пределы Рая. Кто, кроме теологических недоумков, может утверждать, что Ангел способен противопоставить свою волю, воле Всевышнего? А Человек, — сделать нечто, вопреки Божественному Провидению?
— Ну, яблоко-то, сожрали? – Хитро прищурился Ярошевский.
— Тело живое создаётся только телом живым, — усмехнулся Немиров. – Что мы и видим вокруг себя на каждом шагу, сами являясь такими телами. Человеки произошли от соединения Адама и Евы, что недоумки называют «грехопадением». «Грехопадение» произошло по научению Сатаны. Кто, кроме недоумков, может утверждать, что Творение развивается не по воле Творца? А по случайному попаданию зелёного червяка в механизм Творения? Разве Человек-На-Земле не повторяет путь Сатаны, научая сам себя и приближаясь к Творцу?
— Тогда, что же такое, Сатана? — Обеспокоенно спросил Ярошевский.
— Человек, это и есть Сатана, ангел во плоти, — ответил Немиров. – Бог создал Адама из праха и вложил в него душу, часть Своего огня, — Ангела Света. Ангел борется во плоти, расправляя крылья, — чтобы стать равным Богу. Это не бунт, не восстание, — это любовь, на которой зиждется всё сущее.
— И зачем это нужно Богу? – Изумился Ярошевский.
— А для чего Адаму понадобилась Ева? – Усмехнулся Немиров. – Почему Адам-Кадмон был разделён на два существа, мужчину и женщину?
— Почему? – Ярошевский широко раскрыл глаза.
— Бог творит Богиню, — торжественно сказал Немиров. – Единственное, в чём может нуждаться Абсолют, — это Абсолют с противоположным знаком. Другой. Два Абсолюта могут создать абсолютную Вселенную. Принципиально отличную от тех, которыми вымощен путь к ней. Человек, — это камень, внутри которого солнце. Он должен выполнить своё предназначение, — разбить скорлупу и воссиять.
Ярошевский восхищённо покачал головой.
— Читайте апокрифы и думайте, мой друг, — с улыбкой, предложил Немиров. – Размышления притягивают озарения. А Библия, — это рыхлый компендиум, предназначенный для управления рабами в стойле тоталитарной религии.
Немиров встал и широким жестом развёл руки в стороны:
Человек, — не раб, а сотрудник Бога!