Лекаремы
Апотропейный старик
19.07.2017
Лекаремы
Железный Феникс
19.07.2017
Показать все

Господин оформитель

Лекаремы

— Опять про неадекватность какого-то политика, — Ярошевский, со вздохом, выключил телевизор-источник знаний.
— Адекватность? – Немиров удивлённо поднял бровь. – Неадекватно употребляют это слово в сегодняшнем жаргоне. Как и «адреналин». Адреналин, это тёмный гормон, наследие животной эволюции. Вбрасывается в кровь для борьбы за жизнь. Если не используется по назначению, то разрушает организм. Главная причина сердечно-сосудистых заболеваний. Животное знает это на инстинктивном уровне. Поэтому, оно не летает на параплане и не болеет футболом. Адекватное восприятие, — это реакционное восприятие. В чистом виде присуще только животным. Нормальный человек, уже не вполне адекватен. Мудрец, не адекватен вовсе. Поэтому, нормальные и идут к нему за советом. Вы много знаете мудрецов среди сегодняшних политиков?
— И к какому же Соломону вы пойдёте за биржевым прогнозом? – С усмешкой, спросил Ярошевский.
— За биржевым прогнозом я пойду к маклеру, — с усмешкой, ответил Немиров. – К мудрецам с такими вещами не ходят. К ним вообще редко ходят. Знаете ли, однажды Лаоцзы подошёл к таможне. Старик хотел пересечь границу, а денег, как всегда, у него не было. Тогда, не совсем адекватный мытарь, предложил заплатить пошлину мудростью. Лаоцзы сел возле шлагбаума и написал для него мудрость. На 5-ти страницах формата А-4. Вот так мы и получили «Дао-дэ-дзин». И вообще, узнали о том, что Лаоцзы – был.
— Откуда мытарь мог знать, что это был, — Лаоцзы? – Отмахнулся Ярошевский. – Эта сказка, — не факт, в ней нет логики.
— А в Евангелиях есть? – Удивился Немиров. – Логика, это первое правило роботостроения. А робот чудовищно мёртв. Вотличие от Христа. Или я что-то забыл? Вот, вспомнил факт из жизни не замечательных людей. Однажды, пришёл я к другу. Друг сидел, как всегда, пьяный, со стаканом в руке. Начали вспоминать прошлое. Долго вспоминали, совсем запутались в противоречиях. Чуть не до драки, однако. Общее прошлое и разное видение фактов. Так где же кончается субъект и начинается объективный мир?
— Там, где начинается 2+2=4, — твёрдо сказал Ярошевский.
— 2+2=4, — это начало смерти, — твёрдо сказал Немиров. – Самый достоверный факт жизни, это, — гроб. Всё остальное, это течение реки, в которую нельзя войти дважды. Но, человек настаивает на повторении пройденного. Он входит в каждый новый день, как в новый дом. И вешает на стену привычную, удручающую картину реальности. С ней и живёт. После чего его выносят из дома вперёд ногами. Вы так хотите?
— А как иначе? – Ярошевский удручённо пожал плечами.
— Двигаться, — ответил Немиров. – Выходить за пределы 4-х стен. Говорят, некий странник увидел из пустыни город на закате. И восхитился его красотой. Странник пришёл в город и поделился своим восхищением с жителями. Но, они сказали, что никогда не видели такого города.
— Сегодня вы ходите притчами по кругу, — заметил Ярошевский.
— Круг не имеет лева и права, — усмехнулся Немиров. – Поэтому, он всегда прав, — из собственного центра. Не следует выправлять узор на собственных ладонях в соответствии с чужими линиями жизни.
Широким жестом, Немиров развёл руки в стороны и расхохотался:
Вот этот шагает не в ногу?
А может, у него другой барабан?