Показать все

    Голый перфоманс

    Лекаремы

    Есть у меня не праздный, но длинный вопрос.

    Если некоторые характеристики государства входят в противоречие с пожеланиями граждан, имеющих право на свободу реализации, то почему бы этим гражданам свою свободу не реализовать? Почему они сидят сиднем возле своих компьютеров или стоят столбом для плаката на какой-нибудь площади? При этом, всегда сбиваясь в планктонный шар в интернете или в отару на площади. Какая свобода может быть у члена отары с электронным бубенцом в кармане? Есть свобода формировать собственную жизнь, и есть несвобода быть кепкой в толпе. Социалистический Советский Союз был более чем либерален, в буквальном смысле этого слова. Он обеспечивал миллионам голов гарантированную работу, гарантированную зарплату, гарантированное жильё и бесплатное ветеринарное обслуживание. Когда оковы рухнули, свобода ждала их радостно у входа с косой в руке. Часть вырезали, часть научилась работать и эволюционировала в людей. Другая часть деградировала до стаи шимпанзе. Какая разница, что у обезьяны в руках, пикетный плакат или «коктейль Молотова»? Это точно не будет гаечный ключ или учебник математики. Толпа феминна по своей природе. Поэтому, в ней так много вагинальных активисток, гендерных маргиналов и вспыльчивых мачо с женской эмоциональностью. Чего хочет толпа, называющая себя «либеральным сообществом»? Она хочет возвращения в социалистический рай. Но без социалистической структурности и социальной ответственности. Домашние паразиты желают разрушить дом, чтобы обрести свободу от него. Они не могут напрячь отсутствующий интеллект, чтобы предпринять акт продуктивного эскапизма, — просто выйти через дверь. В стране, где на большей части территории живёт 1 человек на квадратный километр, это более чем возможно. Но, домашние паразиты, на то и домашние, им теплее в человеческом муравейнике, — в Москве. Если их выпустить на волю, на вольные хлеба, они просто сдохнут на морозе. Либерализм всегда феминен и вполне физиологичен, он существует в тепле, под шерстью большого зверя, где можно отсосать. Покажите мне либерала, который живёт в пос. Певек? Покажите мне либерала, который взял в руки «калаш», чтобы бороться за свою идею? Либеральная активистка может выйти голой на Тверской бульвар. Пусть она сделает это в Магадане. Либеральный активист может прибить свою утлую мошонку к брусчатке на Красной площади. Пусть он сделает это в Донецке.

    Когда-то, их возмущали надписи «Слава КПСС!» на каждом углу. Надписи «Слава Кока-Кола!» на каждом углу их уже не возмущают. Когда-то, они требовали коммунизма от КПСС. Теперь они ожидают того же самого от ЕС. Олигархи, которые представляют структурную часть либерализма, отличаются от своих низов только наличием костюмов, прикрывающих ту же голую либеральную задницу. Покажите мне олигарха, который бы сам открыл нефтяное месторождение? Покажите мне олигарха, который сам построил металлургический завод? Всё, что у них есть, они прихватили у проклинаемого социалистического прошлого. Нищета либерализма не в том, что он паразитарен. Искусство тоже паразитарно, оно не может существовать без мецената, который оплачивает артефакт. Нищета либерализма в том, что он не способен ничего создать. Поэтому, его и нет в нищих странах, где нечего украсть. Его креатив, — это голый перфоманс на Красной площади, созданной поколениями строителей.

    Вот и возникает у меня, у простого гражданина, недоумённый вопрос, — а из чьего пальца можно было высосать то, что называют «либеральной идеей»?