Лекаремы
Мера
19.07.2017
Лекаремы
Жертва
19.07.2017
Показать все

Голуби

Лекаремы
— Что-то кайфа нет, — говорил Иннокентий. – Вот я здесь, а кайфа нет.
Они проходили мимо готического собора, по левую руку вверх били струи из зелёной бронзы фонтана.
— Сколько читал об этом, в кино смотрел, — продолжал Иннокентий. – Теперь смотрю в упор, а кайфа нет. А у тебя есть?
Зоя пожала плечом.
— Да ты наслаждайся, наслаждайся! – Иннокентий с деланным раздражением растопырил руки. – Мне такого никто не давал, я до сих пор плачу, вспоминая своё тяжёлое детство. А тебе всё прямо в клюв, в клюв!
Иннокентий расхохотался.
Они сели за столик уличного кафе, юноша в белом мгновенно принёс «эспрессо».
— Только не вздумай быть благодарной, — Иннокентий нравоучительно поднял палец. – Ты должна понимать, что я тебя покупаю.
Зоя смотрела на него молча и без выражения.
— Этот грязный старикашка покупает тебя, — Иннокентий ткнул себя пальцем в грудь. – Это он должен быть благодарен тебе за такую возможность. А ты должна принимать, как должное и смотреть на него с презрением.
Зоя вздохнула и посмотрела на пролетающих над площадью голубей.
— Я ещё и мазохист, отчасти, — ухмыльнулся Иннокентий. – Мне доставляет удовольствие быть униженным.
— Хватит, — сказала Зоя.
— Не хватит, — ответил Иннокентий. – Я всего лишь честен. Могу себе позволить. А правда, это всегда больно, как хлыстом по голой жопе.
— Неправда, — сказала Зоя.
— Ты продаёшь, я покупаю, — Иннокентий приблизил к ней лицо через стол. – И продаю тебе всё своё дерьмо за свои бабки.
— Есть то, что не продаётся, — сказала Зоя.
— Есть, — с усмешкой, Иннокентий откинулся на спинку стула. – Это любовь. Но её нет.
— Ты думаешь, я буду возражать? – Спросила Зоя.
— Я не думаю, — ответил Иннокентий. – Я просто хочу получить то, за что заплатил. Поиграй со мной.
— Мы заиграемся, — сказала Зоя.
— Ты не заиграешься, — ответил Иннокентий. – Знаешь, в чём разница между нами? Я вижу смерть рядом. Я её чувствую. Я её нюхаю. А ты нет. Когда-нибудь, ты тоже увидишь, если доживёшь. Я вижу это в твоих глазах. А ты ещё не знаешь об этом.
— Тогда, зачем играть? – Зоя улыбнулась алым ртом. – Если занавес уже упал?
— Я знаю зачем, — ответил Иннокентий. – Мне это нужно, чтобы не трястись от страха. А тебе это нужно потому, что ты ничего не боишься, но хочешь. Ты любишь ходить со мной по лезвию бритвы.
— Осторожней со штампами, — Зоя презрительно опустила уголки алых губ. – Ты не герой комикса.
Иннокентий восхитился. Когда эта девка хотела, она могла быть по-настоящему острой, как сталь.
— Ты недоделанный дьявол, — сказала Зоя. – А я твоя вторая половина. Как в атомной бомбе. Какая разница, кто заиграется? Держи дистанцию, если сильно сжать, — взорвёмся к чёртовой матери.
В небе захлопали крыльями голуби.