Лекаремы
Звезда смерти
19.07.2017
Лекаремы
Понятия
19.07.2017
Показать все

Чужой  Завет

Лекаремы

— Не устаю удивляться вашей двурогой двойственности, — Ярошевский кивнул на Библию в руках Немирова. – Вы же последовательный материалист.
— Я материалист, — усмехнулся Немиров. – Но, кто вам сказал, что я атеист? Я верую в Бога единого, Вседержителя.
— И как же вам удаётся это совмещать? – Удивлённо поднял брови Ярошевский.
— Читая Святое Писание, — ответил Немиров. – Уже на первых страницах Бытия, я вижу Бога вполне от мира сего и даже похожего на меня.
— Ничего себе, — покачал головой Ярошевский.
— Разве не сотворил «Бог человека по образу Своему и подобию»? – Заметил Немиров. – Все об этом знают, но мало кто вникает. Бог сотворил небо и землю, — что можно увидеть глазами и потрогать руками. Он насадил сад Эдемский не где-то в эмпиреях, а во вполне определённом месте на земле, — между Тигром и Ефратом.
— Относительно координат есть разные мнения, — возразил Ярошевский.
— Они есть, — согласился Немиров. – Но, в любом случае, деревья на облаке не растут. И чтобы орошать их, нужна вода, а не манна небесная.
— В любом случае, — ухмыльнулся Ярошевский. – Бог людей из Своего сада выгнал.
— Выгнал, — согласился Немиров. – Как сделал бы любой человек, которому нагадили в саду. Бог есть Добро, с чем все согласны. Он дал человекам весь сад земной, со всем добром, что в нём и одним-единственным запретом, — не познавать Зла.
— Свободу воли Бог тоже дал, — напомнил Ярошевский.
— Бог дал, — согласился Немиров. – Поэтому, человек воспользовался ею по праву. Но, он не по праву нарушил Закон. И познав Зло, познал и его последствия на собственной шкуре. Человек действительно стал, как Бог. Но, без Его могущества. В этом и заключается наказание, — кусать себе локти от бессилия.
— А в чём мораль? – Недоумённо спросил Ярошевский.
— В уповании, — ответил Немиров. – На силу Бога. В этом смысл таких понятий, как «смирение», «покорность» и «раб божий». Нет ничего постыдного в том, чтобы смириться перед Богом. Постыдно подставлять левую щёку, когда тебя ударили по правой и быть рабом у человека. Бога нельзя умолить умалением себя. Бог награждает того, кто уважает Бога в себе самом. Бог не завещал человеку мыть ноги нищим и морить себя голодом в пустыне.
— Однако, в Новом Завете…, — начал было Ярошевский.
— Новый Завет, это не Завет с Богом, — прервал его Немиров. – Это Завет человека с человеком. Завет слабого с сильным. « Я подставлю другую щёку, чтобы не пробили голову». «Я отдам кесарю кесарево, чтобы не забрали последние штаны». Где в этих договорах Бог?
— Но, Сын Божий…, — снова начал Ярошевский.
— У монотеиста нет другого Бога, кроме Бога, — снова прервал его Немиров. – Бога Вседержителя нельзя распять на кресте. Всевышний Сам распинает и милует. У Бога нет сыновей и матерей, Он – Един. А человек похож на Него, как капля воды похожа на океан.
— Это  мощное заявление, — слегка ошарашено, сказал Ярошевский. – Но, как нам быть с Новым Заветом?
— Как хотите, так и будьте, — пожал плечом Немиров. – Имея ввиду, что Ветхий Завет, он же Танах, написан боговдохновенными пророками. А Евангелия, — мытарями, рыболовами и грешниками, которые находились в рабстве у римлян.