21.07.2017

Лекаремы

В сборник «Лекаремы» вошли романы: «СВАЛКА» «КРЫЛЬЯ» и миниатюры: CATABASIS АГИТПРОП АГНЕЦ АПОТРОПЕЙНЫЙ СТАРИК БЕСКОНЕЧНОСТЬ БЕСЫ ГАННИБАЛ 2 ГОРОД ГРЕХОВ ДАУНШИФТЕР ДЗЯГА-ДЗЯГА ДОКАЗАТЕЛЬСТВО ОТ ПРОТИВНОГО DYXLESS ЖЕЛЕЗНЫЙ ЗАНАВЕС ЗАПИСКИ СУМАСШЕДШЕГО ИБО КРЕПКА, КАК СМЕРТЬ, ЛЮБОВЬ, И СТРЕЛЫ ЕЕ — СТРЕЛЫ ОГНЕННЫЕ ИДТИ С ДЬЯВОЛОМ КРАСНЫЕ ОГНИ МАЛОСОЛЬНЫЙ ОГУРЕЦ МЫЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ НЕ БУДЕТ ПУТИ К НАЧАЛУ НУЖНЫЕ ВЕЩИ ОНРИО ОСТРОВА БЛАЖЕННЫХ ПИСЬМО ОТ ДРУГА ПЛАН ПЛОХОЙ НАРОД ПОЛЕТ ЛАСТОЧКИ ПРОЙДУ ДОЛИНОЙ ТЕНИ, НЕ УБОЮСЬ ЗЛА ПРОКЛЯТОЕ МЕСТО ПРОХОЖИЙ СКАЗКА СОН ВЕРСИЛОВА ТРЕТЬЯ СТОРОНА УЛИЦЫ ТХАГ ЦИВИЛИЗАЦИЯ КАННИБАЛОВ  
21.07.2017
Тот, кто тебя убьёт

Тот, кто тебя убьет

В сборник «Тот, кто тебя убьёт» вошли роман «Сэм» и рассказы: ПИСЬМО ПЕРВЕРТ СТАРЫЙ САМУРАЙ АЭРОПОРТ QUEEN ХОЗЯИН ВЕРНЕТСЯ ЗОЛОТАЯ РЫБКА 50 И 1 МЕТР ИНСУЛИН КРАСНЕНЬКАЯ МАШИНКА БЕЗ ИМЕНИ ПАЦИФИСТ БОДЯ ПОП НЕМИРОВ СНАЙПЕР ТРИ СЕКУНДЫ БРАТЬЯ ДОБРОВОЛЕЦ БЕЛЫЙ ХАЛАТ ЗА МГНОВЕНЬЕ ДО ПОЛУНОЧИ АЗ ВОЗДАМ БОЧОНОК АМОНТИЛЬЯДО ПЕРФЕКЦИОНИСТ ГАННИБАЛ ОВАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ ВОРОН КОЛОДЕЦ И МАЯТНИК  
19.07.2017
Лекаремы

Три секунды

Свист – взрыв. Согнувшись в три погибели, Кузьмин сидел на дне окопа, прикрывая собой ручной пулемёт, чтобы не попала грязь. По его спине и каске колотили комья глины. По спине было больно, по каске, - не больно. Но, когда в голову попадал особо большой кусок, у Кузьмина слегка двоилось в глазах, и он их крепко зажмуривал, чтобы удержать дрожание зрачков.
19.07.2017
Лекаремы

Старый самурай

Самураем он не был. Но, достаточно старым для войны, - был. Теперь он сидел в кирпичной коробке трансформаторной будки с выбитыми дверями, на краю посёлка и смотрел на свои ноги. Посёлка уже почти не было. Ноги ещё были. В них были перебиты коленные чашечки, - нашёл на «растяжку». Какой-то мелкий осколок, похоже, попал в мошонку, но ему не хотелось туда заглядывать. Ниже паха и выше колен, бедренные артерии были перетянуты камуфляжными рукавами от куртки. Всё теперь было, - кроме будущего. Теперь можно было подумать о прошлом.
19.07.2017
Лекаремы

Перфекционист

Ребёнок подражает окружению. Так он становится человеком. Хорошим или плохим – зависит от точки прицеливания. Человек подражает мастеру. Так он становится мастером. Интриги, рукопашного боя, карманного воровства или ядерной физики – зависит от окружения. Мастер подражает только самому себе. Так он становится на путь совершенства.
19.07.2017
Лекаремы

Перверт

Сэм сидел на земле, оперевшись спиной о ствол дерева и смотрел на свою правую ногу. По камуфляжной штанине на уровне бедра расползлось влажное пятно с едва заметной прорехой посередине. Он достал складной нож, осторожно оттянул материю и просунул в прореху остриё клинка. Бритвенно-острое лезвие развалило штанину пополам с лёгким свистом.
19.07.2017
Лекаремы

Пацифист

Лукин сидел на кухне у телевизора. Телевизор ещё работал. На экране какие-то люди размахивали кулаками и спорили, кто прав, а кто виноват в украинской войне. Лукин сидел в самом центре событий, в полуразрушенном Донецке и не мог понять, к чему это пустое сотрясение эфира.
19.07.2017
Лекаремы

Овальный портрет

Он не мог вспомнить, как оказался посреди ночи на кладбище. Он брёл среди тёмных могил, в руке его была полупустая бутылка. Что он здесь делает? Он не мог вспомнить. Позади, была тьма и впереди тьма. Он споткнулся и упал в яму. С трудом выбрался. На краю ямы лежала расколотая плита. Рядом, ещё несколько перевёрнутых и покосившихся надгробий. Ага, значит, покойников тоже накрыло. Без мыслей, без вспоминаний, он понял, что здесь произошло.
19.07.2017
Лекаремы

Красненькая машинка

Роман подошёл к окну. Во дворе, под фонарём, стояла красненькая машинка. Сердце у него дрогнуло. Конечно, этого не могло быть. Алька уехала далеко. Но привычка осталась. На исходе дня он выглядывал красненькую машинку под фонарём. Иногда, он видел, как Алька выходит из своей «ласточки» и бережно протирает ветровое стекло. Иногда, он пропускал этот момент и тогда знал, что сейчас услышит поворот ключа в дверном замке и спешил навстречу.