Лекаремы
Мотылёк
19.07.2017
Лекаремы
Дьявол среди людей
19.07.2017
Показать все

Бегущий по лезвию

Лекаремы

Очень красивые юноша и девушка, взявшись за руки и счастливо смеясь, бежали по белому пляжу у лазурного моря.
— Какая прелесть! – Глядя на экран телевизора, мечтательно улыбнулся Ярошевский. – Я тоже так хочу.
— Для этого вам придётся сбросить лет тридцать, — заметил Немиров, рассматривая свою сигару. – И столько же килограмм весу.
— Ну, почему вы всегда хотите всё опошлить, — вздохнул Ярошевский, но его улыбка несколько потускнела, когда чудесное зрелище оказалось просто рекламой «тампаксов».
— Я? – Удивился Немиров. – Старость, болезнь и смерть, — это основная пошлость жизни.
— Что не мешает вам ею наслаждаться, — Ярошевский покосился на его сигару.
— Чем из перечисленного? – Усмехнувшись, Немиров взял со стола бокал. – Наслаждение и боль имеют одну природу. Как любовная ласка и удар хлыстом. Я достаточно стар, чтобы вдоволь огрести того и другого для трезвости суждения.
— Неужели? – Ярошевский бросил ироничный взгляд на бокал с коньяком в его руке. – Я этого не заметил.
— Ваш голубой глаз замылен телеэкраном, — сочувственно покачав головой, Немиров отпил глоток. – Мэйнстрим внушает иллюзию, что страдания можно избежать. При помощи ЗОЖа, БАДа, BMW и ОВП. Вы можете Отказаться от Вредных Привычек, но вы не можете отказаться от жизни. Не страдает лишь тот, кто не живёт. Человек рождается с болью, живёт с болью и умирает с болью. Страдание можно выносить. Но ложная уверенность в том, что его можно избежать, — делает страдание невыносимым. Вам невыносима мысль о том, что вы умрёте. Вы боитесь болезни, боитесь старости. Вы боитесь всего. Вы боитесь жизни. Как вы можете ею наслаждаться?
— Продам квартиру, уеду на остров, — сказал Ярошевский. – И буду бегать по белому песку. Голый.
— От себя не убежишь, — Немиров развёл руками с сигарой и бокалом. – Страдание, это недостаток или переизбыток в любой из сфер жизни: физической, психической, социальной, экономической. Почему это так? Потому, что человек, это физическое существо и ни куда ему не деться от химизма собственного организма. Его боль и его наслаждение находятся в его нервной системе и больше нигде. Пока вы живы, нельзя излечиться от жизни. Но можно научиться здоровому образу смерти. Найти баланс.
— И что тогда? – Спросил Ярошевский.
— И вам не понадобится продавать квартиру! – Расхохотался Немиров.