Лекаремы
Штамм
18.07.2017
Лекаремы
Поля смысла
18.07.2017
Показать все

Арена

Лекаремы

На экране телевизора мяч влетел в футбольные ворота. И стотысячная толпа взревела, вздымая руки.

— Люди не меняются от века, — заметил Ярошевский. – Хлеба и зрелищ.

— Драматические переживания вызывают выброс адреналина, — кивнул Немиров, разливая в рюмки. – Действие адреналина схоже с действием амфетамина. И вызывает зависимость.

— Футбольную? – усмехнулся Ярошевский.

— Не обязательно, — ответил Немиров. – Для получения дозы, организм использует любую психодраму. Страх. Ревность. Гнев. Зависимость компульсивна. Она не подвластна разуму. Подсевший на адреналиновую иглу становится маньяком. Он опасен.

— Ну, зачем же драматизировать ситуацию, — усмехнулся Ярошевский. – Вполне достаточно болеть футболом, охотой или прыгать с моста, привязав к ноге резинку.

— Всё так, — согласился Немиров. – Охота пуще неволи. Но выброс адреналина, это эволюционный механизм. Предназначенный для сохранения жизни в ситуациях «драться или бежать». А не при просмотре футбольного матча. Если охотник не бежит за оленем с копьём в руках и не отбивается от медведя топором, — адреналин не расходуется. Он просто не выполняет свою функцию при нажатии пальцем на спусковой крючок ружья. Или просмотре матча на диване с бутылкой пива в руке.

— И что? – Поднял брови Ярошевский.

— Он отравляет организм, — пояснил Немиров. – Сердце работает на износ. Как мотор автомобиля при включенном ручном тормозе. Потом мы удивляемся, почему мужчины во цвете лет мрут как мухи от сердечно-сосудистых заболеваний. А побочным следствием адреналиновой токсикомании, являются неадекватное поведение, несчастные случаи и преступления.

— Н-да, видали мы футбольных фанатов, — ухмыльнулся Ярошевский. – Да и резинки, бывает, рвутся и парашюты не раскрываются.

— Людей убивает не футбол, не парашюты и не резинки, — вздохнул Немиров. – Человека убивает цивилизация, созданная им для самозащиты. Человек эволюционно не приспособлен для жизни в террариуме. Поэтому, войны никогда не закончатся. Цивилизацию убьёт не атомная бомба. Цивилизацию убьёт эволюционный механизм, встроенный в человека. Эволюция не заканчивается никогда. Поэтому, люди будут лезть на Эверест и рвать друг друга в пьяных и не пьяных драках. Потому, что больше некого. Саблезубые тигры вымерли. Кроме самого себя, у человека не осталось врагов на этой планете.

— Есть другие планеты, — возразил Ярошевский.

— Да бросьте витать в ненаучных фантазиях, — отмахнулся Немиров. — Человек вышел в космос, чтобы убивать оттуда других людей. Пока дело дойдёт до других планет, он успеет 100 раз уничтожить и себя и планету.

— Есть и другой вариант развития, — задумчиво сказал Ярошевский. – Человечество превратится в желе, лежащее у экрана компьютера. Наблюдая, как компьютер играет в футбол, лезет на Эверест и рвёт компьютеру горло.

— И трахается, — Немиров залпом опрокинул рюмку. – На фиг такое развитие. Первый вариант достойней.