Лекаремы
Я
11.07.2017
Лекаремы
Prostitutio
14.07.2017
Показать все

Arbeit macht frei

Лекаремы

( для Фёклы.)
— Куда катится мир, — вздохнул Ярошевский, обнюхивая коньяк в бокале.
— Никуда он не катится, — ухмыльнулся Немиров, поглаживая сигару. – Стоит, где стоял. Просто нам из соцрая за железным занавесом этого не было видно.
— Зато теперь мы имеем свободу, — отметил Ярошевский.
— Кто кого имеет, — хмыкнул Немиров. – В соцлагере я имел эту сигару за 60 копеек. А теперь она имеет меня за 25 долларов, да ещё достань.
— Путаете грешное с праведным, — поморщился Ярошевский.
— Они и без меня спутались, — отмахнулся Немиров. – А вы путаете «свободу» с «независимостью». «Независимый» гражданин ограничен принципиальной возможностью стать «зависимым». В любое время своей жизни. Нет денег, — и он завис. И может катиться, хоть до мусорного бака. «Зависимость» регламентирована в качестве вознаграждения за «независимость», — в виде социальных пособий.
— А что же, тогда, свобода? – Спросил Ярошевский.
— Свобода всегда, — это внутренняя концентрация при сознательном внешнем ограничении, — ответил Немиров. – Это тотальный отказ от иллюзорной независимости. От очевидной награды за условный труд. Тот отказ, который является доктриной преодоления искушений Христом.
— Я думал, вы не приняли Христа в своё сердце, — удивился Ярошевский.
— Они с братом и без моего сердца неплохо устроились, — расхохотался Немиров. – Нигде не работая. Один, — стал Князем мира сего, отказавшись от Царствия небесного. Второй, — приобрёл Царствие небесное, отказавшись от Царств земных.
— Похоже, Старший Брат вам больше нравится, — заметил Ярошевский, покосившись на его сигару.
— Похоже, — ответил Немиров. – Он единственный, кто нас не покинул. И я устраиваюсь в мире сём, как могу. С чистым сердцем и не витая в облаках.