Лекаремы
Альфа и Омега
14.07.2017
Лекаремы
Бесы
14.07.2017
Показать все

Анти-Дюринг

Лекаремы

— Реставрация социализма в РФ невозможна, — категорически заявил Ярошевский, занюхивая огурцом мощный глоток «Hennessy».
— Реставрация? – Удивлённо переспросил Немиров, распечатывая сигару. – Я не помню времени, когда он был.
— Да бросьте, — ухмыльнулся Ярошевский. – Вы и так хорошо выглядите.
— И чувствую себя прекрасно, — закуривая, сообщил Немиров. – А хороша болезнь, — склероз! Каждый день, как новый. Совсем, как у некоторых экономистов.
— Вы на кого это намекаете? – Подозрительно прищурился Ярошевский.
— Когда умер кормчий, его место заняли палубные матросы, — доброжелательно пояснил Немиров. – Уже Хрущёв и Косыгин начали перевод курса на рыночные отношения. Примерно, с 1961-го года, экономический социализм в СССР перестал существовать. Вы уже забыли про «хозрасчёт»? А ведь предупреждал Ф. Энгельс, что если каждое предприятие выступает в качестве независимого субъекта торгово-экономических отношений, это неизбежно приводит к возрождению капитализма. Мао об этом не забыл. А палубные матросы лоций не читают. Что и привело Союз к 91-му году.
— Но и к строительству новой России, — заметил Ярошевский.
— Новой? – Задумчиво произнёс Немиров. – Ничего старого, кроме старых маразматиков, ломать не пришлось. Поскольку, социалистических экономических отношений уже не было. Рыночные преобразования реформаторов свелись лишь к приватизации, созданию фондовых бирж и урезанию социальных расходов. Вместо государства, как формально единственного собственника, появилось множество частных. Вот и всё.
— Но, это всё и сорвало экономику с мёртвого якоря, — упорно сказал Ярошевский.
— Да? – Удивился Немиров. – А зачем сорванцам инвестировать в развитие и модернизацию производств? Если выгоду можно получить быстро и сразу? Эксплуатируя предприятия на истощение или просто распиливая их на металлолом? У частника уже нет социальных обязательств, которые были у государства. Его задача – максимизация прибыли.
— Тем не менее, иностранцы вкладываются в Россию, — устоял на своём Ярошевский.
— Почему тогда заводы «Apple» были перенесены в Китай? – Озадаченно спросил Немиров. – А прибыли от российских заводов перетекают в Америку? Потому, что частным владельцам американских акций и российских заводов плевать на собственные и любые другие нации. Как говаривал друг Энгельса, — нет такого преступления, на которое не пойдёт капитал ради собственной выгоды.
— А куда мы-то пойдём без капитала? – Вызывающе спросил Ярошевский.
— А вот по этому поводу, рекомендую ознакомиться с «теорией Паршина», — посоветовал Немиров. – В России расстояния гигантские и климат суровый. Сибирь, — она в России, вы не забыли? Поэтому, здесь невозможно построить хремастическую, то есть, ориентированную на сверхприбыль, модель экономики. Когда нью-реформаторы попытались слизать такую модель с чужих экономик, — мы получили в 90-х деградацию и вымирание страны.
— Так что же теперь-то лизать нам? – Надрывно спросил Ярошевский.
— А вот про лизать и сосать, — забудьте, — строго сказал Немиров. – Россия всегда была и будет территорией преодоления. Здесь возможно только сильное социальное государство или никакого. Госкапитализм при мощном государственном патернализме, — единственный путь для России.
— Империя, — потерянно произнёс Ярошевский.
— Империя, если хотите, — усмехнулся Немиров. – И если не хотите, — тоже Империя.