Лекаремы
Эротокоматоз
19.07.2017
Лекаремы
Queen
19.07.2017
Показать все

50 и 1 метр

Лекаремы

Бой был ночным, внезапным и неподготовленным. Две разведгруппы столкнулись в брошенной промзоне и открыли беспорядочный огонь, ориентируясь на вспышки выстрелов. Индивидуальная связь внутри подразделений отсутствовала. С обеих сторон сражались простые бойцы, не экипированные на американский манер. Автомат, четыре магазина, две гранаты, — всё. Они перемещались среди руин вслепую, как капли ночного дождя на стекле под порывами ветра, разбивая пулями другие капли и разбиваясь об обломки кирпича и бетона.
Когда забрезжило утро, Лучко обнаружил себя сидящим в одиночестве внутри какого-то строения, похожего на заводской цех или ангар. В задницу давили мелкие осколки камня, метрах в 15 над его головой высилась арочная кровля, спина упиралась в бетонную стену, прямо перед его носом был низкий, метра в полтора, отрезок кирпичной кладки с зигзагообразными трещинами.
Щель, в которую он забился, слева заканчивалась тупиком. Но справа, не более чем в пятидесяти метрах, в ничем не закрытый выход наружу, проникал рассвет.
Свист, — взрыв, — где-то рядом со строением.
Свист, — грохнуло над головой, — мина попала в кровлю, вниз посыпались обломки бетона, сразу посветлело, Лучко ринулся на четвереньках в тупик.
Кто бьёт, оставалось неизвестным, но какая разница, кто тебя убьёт?
Лучко оттолкнулся спиной от глухой стенки, вскочил на ноги и побежал к выходу.
Как только отрезок кирпичной кладки слева закончился и Лучко оказался на открытом месте, слева в него ударила автоматная очередь. Одна из пуль приподняла очки на его носу.
Лучко рванулся назад и упал за укрытием, тяжело дыша.
Отдышавшись, он выглянул в щель между кирпичами.
В двадцати метрах от его укрытия, находилась точно такая же кирпичная кладка, за ней, — бетонная стена строения. Стреляли оттуда. Кто?
— Какая сука стреляет? – Крикнул Лучко.
— Сам ты сука, колорад гадский! – Ответили ему.
Свист, — взрыв над головой, — здоровенный обломок железобетона обрушился в пространство между укрытиями.
— Тебя свои же замочат, бандера! – Крикнул Лучко.
— Это тебя твои замочат, мудила! – Крикнули в ответ.
— Свист, — взрыв, — дверной проём наполовину расширился, там заклубилась пыль.
— Нас обоих замочат, ушлёпок ты западенский! – Крикнул Лучко. – Я хоть знаю, за что кони двину, а тебя какого хера сюда принесло?
— Я из Киева, уёбок ты донецкий! – Крикнули из-за стенки. – Я Родину свою защищаю!
Голос выражался на чистом русском языке.
— Ты на Крещатике, в кафе «Театральном» был? – Крикнул Лучко.
— Его давно уже нет! – Ответил голос. – Там теперь магазин игрушек!
Свист, — взрыв, — опять в кровлю.
Обломки ещё не успели долететь до земли, — ещё в кровлю.
От сдвоенного взрыва, вниз с грохотом обрушились перекрытия, открытое небо заволокло клубами бетонной пыли и дыма
Лучко оглох. Он не знал, есть ли у него тело или у него уже нет тела. Но он видел звезду в небе через пыль и дым. Он пошевелился, ожидая, что пронзит боль. Боль не пронзила. Он перевернулся со спины на четвереньки. Поднялся на ноги. Спотыкаясь о кирпичи и куски бетона, побежал к выходу. Там остановился. Спотыкаясь о кирпичи и куски бетона, побежал назад, — к тому ушлёпку.
От укропа осталась одна голова, — всё остальное было завалено кирпичами от его упавшего укрытия. Лучко разбросал кирпичи. Он не знал, живой укроп или нет. Но он взвалил его на спину и, заплетаясь ногами, побежал к выходу.
Ополченец со снайперской винтовкой в руках сидел у оконного проёма на третьем этаже административного здания. Он увидел, как из развалин выполз укроп, волокущий на себе другого укропа. В оптический прицел, на плече у верхнего был отчётливо виден шеврон батальона «Днепр-2».
Ополченец подправил прицел и выстрелил в висок нижнему.